1. Главная
  2. Консультации

Консультация №1793

18.07.2009
Спрашивает Елена Леонидовна
Моего сына осудили по ч.3 ст.30, п."б" ч.2 ст.228-1 УК РФ, ч.3 ст.30, п. "г" ст. 228-1, по совокупности преступлений ему был назначен срок наказания 5 лет и 6 месяцев. Адвокат нам никакой существенной помощи оказать не смогла, хотя, по-моему мнению, дело было явно сфабриковано, потому что его подставила его знакомая, которую предварительно проинструктировали в милиции. Сначала его задержали 14.02.2008 в момент передачи наркотических средств (20 таблеток МДМА) и получения денег (8000 руб.), а потом добавили недоказанный случай сбыта 7 таблеток 12 февраля. Из материалов дела: "12 февраля свидетельница Х. сделала заявление в отделение милиции о сбытчике наркотиков - У и дала согласие на участие в его изобличении. Ей были выданы деньги для проведения проверочной закупки, ОНА СОЗВОНИЛАСЬ С НИМ И ПОПРОСИЛА МДМА, он ответил, что сможет продать на 4000 руб. и они договорились о встрече, после чего она с сотрудниками милиции прибыла по месту жительства У, встретилась с ним в подъезде и он передал ей таблетки (...). после этого она вышла из подъезда, они вернулись в отдел милиции и она выдала сотрудникам милиции приобретенные таблетки с МДМА. 14 февраля она вновь дала согласие на участие в изобличении У, СОЗВОНИЛАСЬ С НИМ И ПОПРОСИЛА ПРОДАТЬ ЕЙ МДМА, он ответил согласием. Ей были вручены деньги, с сотрудником милиции, который находился за рулем автомашины, она прибыла на ..., У сел в машину, передал ей таблетки с МДМА (...). после этого подошли сотрудники милиции и всех их доставили в отдел милиции." Что касается первого эпизода, то мне не понятно (я лично делала фото для того, чтобы предъявить суду), что можно увидеть в темном подъезде, где между пролетами этажей (а по свидетельству Х именно там она получала таблетки) нет даже лампочек? И вообще, разве можно, разве закон позволяет играть на человеческих чувствах, чтобы изобличить кого-то, кто не является злостным нарушителем? Он сам иногда баловался наркотиками и знает, что такое ломка. Х позвонила ему и пожаловалась, что у нее ломка и ей нужны таблетки, он из чувства сострадания согласился ей помочь (причем это было именно 14 февраля, 12 февраля я лично была дома и знаю, что из квартиры он не выходил, потому что у него в то время в гостях была любимая девушка, а в деле записано вот как: "Из показаний матери подсудимого следует, что она пришла домой примерно около 20 часов и не видела, чтобы ее сын выходил из квартиры. Подсудимому предъявлено обвинение в сбыте МДМА 12 февраля примерно в 20 часов 05 мин., ЧТО НЕ ИСКЛЮЧАЕТ ВОЗМОЖНОСТИ С ЕГО СТОРОНЫ ОСУЩЕСТВИТЬ СБЫТ МДМА Х ДО ПРИБЫТИЯ ЕГО МАТЕРИ ДОМОЙ". Так если мать пришла домой около 20, как указано в деле, как мог быть осуществлен сбыт, который, как документировано доказано, проходил в 20.05?). А такая неопределенность в деле, как ниже описанная позволяет мне усомниться в желании милиции отыскать крупного сбытчика наркотиков. Из материалов дела: "В неустановленное время, в неустановленном месте, осознавая противоправный характер своих действий, он приобрел У НЕУСТАНОВЛЕННОГО СЛЕДСТВИЕМ ЛИЦА с целью сбыта сверток с наркотическим средством, содержащим МДМА". Если, как утверждает милиция, за ним была установлена слежка, то почему тогда не установили это самое лицо? Значит, были незаинтересованы? и далее, по первому эпизоду: "12 февраля 2008 года он примерно в 20 часов 05 мин., находясь на лестничной клетке между 2-м и 3-м этажами ... незаконно сбыл ранее приобретенное им наркотическое средство, содержащее МДМА в количестве 7 таблеток общей массой 2,09 грамма, что образует крупный размер, гр.Х, которая осуществила приобретение наркотического средства в рамках оперативно-розыскного мероприятия "Проверочная закупка", передав У в качестве вознаграждения денежные средства в сумме 3000 руб, после чего У С МЕСТА ПРЕСТУПЛЕНИЯ СКРЫЛСЯ, а Х после приобретения наркотического средства у У проследовала в дежурную часть..., где добровольно выдала указанное наркотическое средство МДМА." Мой сын не мог никуда скрыться, потому что это его родной подъезд, а если у милиции было бы желание его задержать, то никто не чинил бы препятствий, у него могли изъять якобы полученные деньги, но никто этого делать не стал, а эпизод, почему-то считался доказанным. И вот еще одна нелогичность, на мой взгляд: в деле записано: "в момент задержания У находился в состоянии опьянения, вызванного наркотическими средствами, что подтверждает факт сбыта им наркотического средства". На мой взгляд, это совершенно алогичный вывод: находиться в состоянии наркотического опьянения - не значит, торговать наркотиками! и еще: "У суда не имеется оснований сомневаться в объективности показаний свидетеля Х, поскольку они согласуются с показаниями НЕЗАИНТЕРЕСОВАННЫХ СВИДЕТЕЛЕЙ-СОТРУДНИКОВ МИЛИЦИИ". Как это сотрудники милиции могут быть незаинтересованными свидетелями, когда они же и организовали всю эту операцию и кроме их самих да свидетельницы Х, которая на суде ни разу не появилась и во время следствия не присутствовала также, хотя адвокат настаивала на проведении с ней очной ставки, других свидетелей по делу нет. И вот еще, абсурдное, по моему мнению, утверждение: "...преступление не было доведено до конца по независящим обстоятельствам, поскольку подсудимый сбыл 12 февраля Х за вознаграждение 2,09 грамма наркотического средства, содержащего МДМА, но преступление не было доведено им до конца по независящим обстоятельствам, поскольку наркотические средства были изъяты из незаконного оборота в ходе проверочной закупки сотрудниками милиции". О каком-таком доведении преступления до конца может идти речь? Ему инкриминируют покушение на сбыт наркотических средств, значит, следуя их логике, самого сбыта не было? или я что-то не так понимаю? и от кого зависели/не зависели эти обстоятельства? От милиции? От моего сына? От свидетельницы? И еще такая деталь: постановление о проведении обыска в квартиры было выдано 20 февраля, а обыск провели в первых числах марта, т.е. фактически через месяц после задержания, поставив цель "найти предметы, запрещенные к свободному обороту на территории РФ". Если мой сын действительно социально опасен и за ним следили, то почему не провести обыск сразу, по горячим следам? По-моему, это свидетельствует о чистейшем формализме и еще раз доказывает присутствие элемента случайности при выборе милицией (или ее свидетельницей) моего сына в качестве сбытчика наркотиков. Я слышала, что такие показательные закупки запрещено проводить, потому что они являются нарушением прав человека. Подскажите, что на ваш взгляд в деле вызывает сомнения, на чем сделать упор при составлении кассационной жалобы в Верховный суд и как мне дальше быть, чем я могу помочь сыну, отбывающему наказание в колонии строгого режима? И еще вопрос: мы проживаем в Северо-Восточном округе г.Москвы, задержание было проведено на Локомотивном проезде, а расследованием занималось (и собственно, проводило эту закупку) Московско-Павелецкое ЛУВД, к которому мы не имеем никакого отношения. Тут нет противоречия?
Вы для меня - последняя надежда, поэтому с нетерпением жду ваших советов и рекомендаций.
Отвечает
Здравствуйте. Далеко не все изложенные Вами обстоятельства свидетельствуют о нарушении закона, либо нарушения не столь значительны, чтобы послужить основанием для отмены или изменения приговора. В то же время, на мой взгляд, поводы для обжалования имеются, и это немаловажные нарушения. При этом исходить я могу только из того, что Вами изложено. Возможно, при расследовании уголовного дела и судебном его рассмотрении допущены и иные существенные нарушения.
Полагаю, что не имеет смысла апеллировать к следующим сообщаемым Вами обстоятельствам.
1. Расхождения во времени между совершением вмененного Вашему сыну преступления (в связи с чем он должен был выйти из квартиры) и Вашим возвращением домой, на мой взгляд, не очень сильный аргумент, который наверняка не произведет впечатления на надзорную инстанцию. Указанное в приговоре время Вашего возвращения "около 20 часов" может быть интерпретировано и как "незадолго до" и как "незадолго после". Кроме того, показания близких родственников всегда воспринимаются критически.
2. Так как МДМА не вызывает физической зависимости, вряд ли будет принят во внимание довод, что У. знал, что такое ломка, и потому согласился продать МДМА по настоятельной просьбе У.
3. Ошибочно возражение против признания судом преступления, выявленного путем проведения проверочной закупки, неоконченным (см. п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 года).
4. Что касается расследования уголовного дела транспортной милицией, то, по-видимому, Локомотивный проезд, как расположенный вдоль железной дороги, относится к территории, обслуживаемой ЛУВД.
Весьма существенным же является, как я думаю, следующее.
Признание судом сотрудников милиции "незаинтересованными лицами" не соответствует действительности, общеизвестным фактам и здравому смыслу. Именно на этом следует сфокусироваться при обжаловании приговора. Сотрудники милиции, на показаниях которых построено обвинение, как раз заинтересованы в улучшении показателей своей работы, раскрываемость впрямую влияет, в том числе, и на получение ими денежных премий; с них просто требуют так называемых "палок": в числе прочих обязанностей столько-то дел по наркотикам по каждому подразделению должно быть раскрыто. Доводы о прямой заинтересованности сотрудников милиции тем более важны, что основной свидетель Х. не была допрошена в судебном заседании, на предварительном следствии очной ставки с ней не было проведено. Для признания доказательств, источником которых является Х., надлежащими, необходимо было провести с Х. все необходимые следственные действия, в том числе, допросить ее в судебном заседании. Согласно части второй статьи 281 УПК РФ, при неявке свидетеля в судебное заседание суд вправе по ходатайству стороны или по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных ими показаний в случаях: 1) смерти свидетеля; 2) тяжелой болезни, препятствующей явке в суд; 3) отказа свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда; 4) стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд. Это закрытый перечень, расширительному толкованию он не подлежит. Таким образом, всё, основанное на показаниях Х., по известному правовому принципу "плодов отравленного древа", не может быть признано допустимым доказательством.
Поделиться