1. Главная
  2. Консультации

Консультация №786

20.03.2008
Спрашивает Дарья
Здравствуйте!
Из показаний старшего опера оперативного отдела РУФСКН, проводившего проверочные закупки в отношении моего мужа: "...в январе 2006 в управление поступила информация о причастности П. к незаконному обороту наркотиков. В целях проверки информации проводился комплекс ОРМ. В результате чего было установлено, что П. совместно с А. занимаются незаконным сбытом нарк.средств. В целях изобличения и документирования преступной деятельности П. и А. было принято решение провести ОРМ проверочная закупка наркотиков у них. По оперативной информации П. искал покупателей для сбыта им наркотиков. Нам был известен круг общения П., в том числе его близкий приятель Д., ранее привлекавшийся к уг. ответственности за незаконное хранение наркотиков и употребление. Учитывая доверительные отношения П. и Д. мы предположили, что если кто-либо позвонит П. и представится приятелем Д., то П. будет ему доверять и не откажется сбыть, т.е. продать ему наркотик. Для этой цели было предложено гражданину Т. участвовать в качестве покупателя, на что последний согласился. Ранее П. и Т. знакомы не были. Т. прибыл в наркоконтроль. Со своего мобильного телефона Т. сделал звонок П. по номеру, который мы ему сообщили и сказали представиться приятелем Д (фамилию Д. мы не называли..."
Не подходит ли это все под определение "склонять, подстрекать, побуждать в прямой или косвенной форме"? И правильно ли то, что сама "поступившая в ФСКН информация о причастности П. к незаконному обороту наркотиков" нигде не оглашалась? Или же достаточно на это "честного слова" сотрудников ФСКН?
И еще: судья городского суда, осудивший мужа на длительный срок - бывший начальник отдела ФСКН. Может ли он объективно смотреть на некоторые вещи, касающиеся незаконного оборота наркотиков!? Может быть, можно и по этому поводу куда-нибудь обратиться, например, в высшую квалификационную коллегию судей РФ или в комитет собственной безопасности при МВД РФ?
Спасибо.
Отвечает
Здравствуйте! Исходя из сообщаемой Вами информации, нельзя однозначно утверждать, что предпринятые наркополицией действия следует оценивать как провокацию. Отнюдь не любая проверочная закупка должна считаться провокацией. Любой закупщик провоцирует акт сбыта, так как инициатива при проверочной закупке в большинстве случаев исходит от закупщика: он звонит и просит продать ему некое вещество. Разграничение провокации и закупки основывается не на том, кто к кому обратился. В случае закупки ее обоснованность зависит от того, какой еще информацией обладает обвинение: имеются ли иные доказательства причастности конкретного лица к наркоторговле (записи переговоров, результаты наблюдения. То обстоятельство, что Т. обманул Вашего мужа, представившись другом Д., не является нарушением закона. Т. и П. ранее не были знакомы, и в то же время П. передает Т. запрещенное вещество. Такая картина мешает признанию совершенных наркополицией действий как провокации. Вполне возможно, что более подробное знакомство с делом сняло бы возникшие сомнения.
Органы, осуществляющие ОРД, не обязаны представлять материалы ДОУ для приобщения их к материалам уголовного дела. В ходе процесса оглашаться могут только материалы дела.
Что касается прошлой работы нынешнего судьи, этот аргумент не сработает, если, конечно, на момент расследования дела Вашего мужа этот судья не занимал должность начальника того отдела, которым велось расследование.
Поделиться