1. Главная
  2. Консультации

Консультация №54

26.05.2007
Спрашивает Валентина
В нашем городе при сбыте таблеток экстази задерживали студентов в рамках проведения контрольных закупок. Всех приговорили к большущим срокам . несмотря на 64 ст. УК. Им было- то тогда по 19-21 году. конечно они все ранее не судимы, успешные студенты, не наркоманы. Хотели заработать, учитывая, что тогда таблетки продавались на каждом шагу. Сотрудники органов при проведении контрольных закупок имели возможность даже заказывать тяжесть статьи, т.е. у одного попросили 10 таблеток, у другого 50,соответственно, у одного ч.2 ст.228.1, у другого ч.3 ст.228.1. Очень- бы хотелось знать, чем отличается контрольная закупка от провокации? В моем представлении- контрольная закупка – это подошел и купил наркотики, имея при себе меченые деньги, а вот так как делают наши сотрудники органов, это все-таки мне, кажется, провокация. Как вы считаете? А если это так как я думаю, то почему вы молчите, почему не защищаете нашу молодежь, ведь так можно очень многих посадить ради "галок", а это ведь жизнь человека, да и всей его семьи. Прошу ответить мне на мои вопросы, очень хочется знать ваше мнение.
Отвечает
Вы совершенно правы: проверочная (контрольная) закупка и провокация сбыта (передачи) наркотиков – совершенно разные ситуации. Провокация – неправовой, если не сказать преступный метод.
В случае, когда в основу приговора положены только результаты провокации наркоконтроля, такой приговор не соответствует статье 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Это было признано Европейским Судом по правам человека в аналогичной ситуации, рассмотренной по делу “Худобин против России”. В Постановлении от 26 октября 2006 года Европейский Суд признал, что “законы страны не должны допускать использование доказательств, полученных в результате провокации со стороны лиц, наделенных государственными полномочиями”, а также установил ряд других условий, при которых может быть проведена проверочная закупка, чтобы ее результаты могли быть положены в основу обвинения (в частности, Суд признал необходимым надлежащий внешний контроль за таким мероприятием, в частности – со стороны суда, который должен убедиться в законности действий сотрудников милиции или наркполицейских при совершении закупки).
По делу “Ваньян против России” Европейский Суд решил следующее: “когда случается, что действия тайных агентов направлены на подстрекательство преступления, и нет оснований полагать, что оно было бы совершено без их вмешательства, то это выходит за рамки понимания тайный агент и может быть названо провокацией. Такое вмешательство и его использование в разбирательстве уголовного дела может непоправимо подорвать справедливость суда.”
Таким образом, Европейский Суд признал недопустимой практику осуждения по делам о наркотиках, построенным исключительно на провокации.
Имеющие обязательную прецедентную силу решения Европейского Суда дают основания для пересмотра уголовного дела (в том числе, в связи с новыми обстоятельствами). Это прямо следует из части четвертой статьи 413 УПК РФ. Чтобы такой пересмотр состоялся, осужденному или его защитнику следует обратиться с заявлением к Председателю Верховного Суда РФ, ссылаясь на постановления Европейского Суда по вышеназванным делам и показывая, что в Вашем деле имела место провокация, аналогичная случаям, уже рассмотренным Европейским Судом. В заявлении следует просить Председателя внести в Президиум Верховного Суда РФ представление по конкретному уголовному делу.
Предпринимать усилия по пересмотру конкретного дела на основе решений Европейского Суда имеет смысл, если по делу не имеется других достаточных доказательств, кроме основанных на провокационной закупке. Приговор суда может быть основан только на доказанных в суде обстоятельствах. Продавались ли осужденными таблетки кому-нибудь еще, не имеет значения для уголовного дела, если обвинение в этом не предъявлялось или не получило подтверждения в суде.
Поделиться