1. Главная
  2. Консультации

Консультация №3129

18.08.2011
Спрашивает Ксения
Здравствуйте! Я работаю психологом в колонии строгого режима. У меня возникла проблема с сотрудниками безопасности по поводу их присутствия на индивидуальной консультации с осужденным. Они утверждают, что имеют право присутствия при индивидуальной работе, якобы в целях безопасности, но проблема заключается в том, что осужденный не будет при них ничего говорить и в таких условиях психокоррекционная работа просто невозможна. С этими двумя сотрудниками безопасности у меня был конфликт по причине того, что меня оставляли дважды (то с 9-ю, то с 12-ю) осужденными в карантине без сопровождения и охраны, на что я пожаловалась начальнику колонии, он их за это наказал, за что мне было обещено: месть, подкидывание наркотиков, ну и все их излюбленные методы работы с неугодными людьми. Теперь они утверждают, что я якобы запираюсь с осужденным в кабинете, и сотрудник не может туда попасть, что я слишком много и часто хожу на индивидуальные консультации... Вообщем стараются опорочить меня как только могут. Мне необходимо иметь законодательное подтверждение того, что они не правы и подскажите, как лучше выйти из этой ситуации, как с ними справиться.
Ксения, здравствуйте.
Существует Инструкция по организации деятельности психологической службы уголовно-исполнительной системы, утвержденная приказом Министерства юстиции РФ от 12 декабря 2005 года № 238, которая четко прописывает работу психолога в колонии. В данной инструкции четко прописано, что среди основных видов работ, выполняемых сотрудниками психологической службы с осужденными, имеется как групповая, так и индивидуальная психокоррекционная работа с осужденными. И нигде в этой инструкции не указано, что индивидуальная работа проводится в присутствии иных сотрудников колонии. На то такая работа и называется индивидуальной, потому что должна проводиться исключительно «один на один». Более того, в п. 35 Инструкции особо оговаривается, что такая документация, как журнал учета индивидуальных консультаций и психокоррекционной работы с осужденными, хранится только в сейфе кабинета психолога, где к ней полностью исключен доступ посторонних лиц. Естественно, сотрудники службы безопасности колонии являются посторонними. Помимо этого, существует профессиональная этика пенитенциарного психолога (приложение №10 вышеуказанной Инструкции), которая раскрывает обязанности психолога в колонии. Так вот, пенитенциарный психолог обязан строго хранить профессиональную тайну, а, на мой взгляд, допуск посторонних людей на индивидуальные консультации является раскрытием профессиональной тайны.
Что касается обвинений психолога в том, что он слишком часто и много ходит на индивидуальные консультации, то, согласно Инструкции, количество индивидуальных мероприятий является основным критерием оценки деятельности психолога. Поэтому такое обвинение равносильно обвинению в том, что человек много работает.
Если же сотрудники службы безопасности так волнуются по поводу Вашей безопасности при индивидуальной работе с осужденными, то они могут воспользоваться законодательством, регулирующим работу адвокатов со своими осужденными клиентами. Согласно ст. 89 УИК, осужденным предоставляются свидания с адвокатами наедине, вне пределов слышимости третьих лиц и без применения технических средств прослушивания. При этом, в колониях и в следственных изоляторах при таких свиданиях с адвокатами применяется видеонаблюдение, которое обосновывается как раз безопасностью самих адвокатов. Такие условия могут применяться при наблюдении за работой психологов — видеть, наблюдать, но не слышать. Предложите такой вариант начальнику колонии, чтобы постараться выйти из сложившегося конфликта.
Поделиться