1. Главная
  2. Консультации

Консультация №1859

27.08.2009
Спрашивает Авиа-пассажир
Уважаемая Галина! (письмо №1792)
Приношу Вам свои извинения за ту дополнительную боль, которую я причинил Вам своим недостаточно корректным и сгоряча отосланным письмом №1776.
Поверьте, что если бы с моим ребёнком случилась подобная беда, то и я предпринял бы всё возможное для его спасения любой ценой. Выгораживал бы, чёрное белым называл бы, выкручивался бы как только мог. А, возможно, не ограничиваясь, как Вы, правами по ст.45 Конституции, взятки попытался бы дать судейским - в стране, где адвокаты обвиняемых отстаивают интересы следователей, а борцы с наркотиками умирают прямо на службе от передозировок, это скоро может оказаться наиболее эффективным способом установления истины и защиты справедливости!
Соглашусь, что тот срок, который обвинитель требовал для Вашего сына (впервые, полагаю, судимого, причём, за преступление не связанное с насилием) - это не наказание, а расправа.
Читая материалы сайта, Вы не могли не заметить писем с историями преступлений куда более тяжёлых и опасных и с выгораживающей, оправдывающей аргументацией фантастически нелепой.
Вот где можно было бы поиздеваться, позубоскалить, поковырять чужую рану, поморализаторствовать и полюбоваться собой - правильным и чистеньким!
Подозреваю, что такие комментарии присылаются, но отфильтровываются администратором сайта, затрудняя его работу ("письма неразумные и ругательные рискуют оказаться в корзине"), а установить упрощяющий дело контроль за IP-адресами посетителей недопустимо из-за специфики сайта (да и интернет-говноплюи всё равно прорвутся).
Почему же я на Вас "набросился"? Позвольте объясниться.
Вы подготовили, выставили на обсуждение, распространили, переслали в Высокие Инстанции своё Письмо (№1606), что поставило Вас в разряд общественных деятелей, таких как сам Лев Семёнович, например, и Вы перестали быть только лишь частным лицом: заслуживающей сочувствия матерью.
А это, на мой взгляд, даёт право другим обсуждать Ваше Письмо и его автора, и не только хвалить. (Слово "Письмо" я пишу с большой буквы не ёрничая, а что бы избежать назойливого повторения номера)
Сейчас внимательно перечитываю Ваше Письмо, снова убеждаясь в почти полном совпадении наших взглядов.
Но это Письмо звучало бы ещё убедительней, если бы автор демонстрировал больше раскаяния и меньше изворотливости. Это я и хотел сказать в задевшем Вас письме №1776.
Хотя полученные Вами ответы из Высоких Инстанций пока напоминают дежурные отписки, я уверен, что Ваше Письмо будет иметь положительные последствия и поднятые в нём вопросы начнут рассматриваться и решаться.
Надеясь на это, позволю себе озвучить несколько проблем из области профилактики (к пунктам 1 и 2 Письма).
Уверяю Вас, что сейчас в школах детям рассказывают о вреде наркомании (мой ребёнок - школьник), и стенды оформлены. Да и на этот специализированный сайт я попал, когда-то подыскивая по просьбе знакомого педагога материалы о вреде наркомании и табакокурения.
Но речь идёт только о медицинских последствиях и о вреде для здоровья. Ну, точно, как в те времена, когда мы были школьниками: лошади гибли табунами от капель никотина, а количество курильщиков табака только росло.
Я в разговоре с педагогом попытался указать на эту неполноценность подаваемой информации, сказал, что дети (да и молодые люди) чувствуют себя бессмертными и неуязвимыми для болезней и запугивание медицинскими проблемами ими просто не воспринимается. И если запугивать, то именно тяжёлыми правовыми последствиями: рассказывать о законах-ловушках, о сроках, ломающих судьбы и перечёркивающих жизни.
На что мне были даны возражения, аргументов против которых я пока не нашёл, может, Лев Семёнович подскажет?
1) невозможно сказать детям, что закон фактически не запрещает употребление наркотиков, исходя из того, что это свободный выбор свободных людей - это только подтолкнёт многих к губительным экспериментам.
2) педагог обязан воспитывать детей законопослушными и уважающими действующие законы и законодательные власти - следовательно, в общении с детьми недопустимо называть законы "ловушками" или ставить под сомнение их справедливость.
Может, борьба за "права потребителей" зашла уже куда-то не туда?
Лев Семёнович! Защиту интересов потребителей Вы строите на утверждении, что наркомания - это болезнь и нельзя преследовать больных людей. Но медицинский диагноз могут и должны ставить врачи, а не юристы, и далеко не все потребители являются наркоманами в медицинском смысле. Почему у Вас принято отождествлять эти категории, насколько это правомерно, зачем такая лукавая игра словами и терминами?
Отвечает
  • завпунктом
Уважаемый посетитель сайта под ником "Авиа-пассажир", надеюсь Вы извините за обычную на нашем сайте паузу(обычную - к сожалению). Так как август я провожу в больнице, это не способствует оперативности консультационной работы. Наверное, не стоило об этом писать. Но для других посетителей, не получивших ответа повторяю: во-первых, потратив некоторое время на изучение ранее данных консультаций, а также памяток и судебной практики, можно найти интересующую информацию. Во-вторых, пишите повторно, если прошло достаточно времени (более двух недель), а ответ так и не появился.
Ваше письмо, уважаемый Авиа-пассажир, не устарело, а, скажем так, отлежалось. Хорошее письмо. И правильные вопросы.
Не растекаясь мыслями, попробую ответить на обращенную ко мне часть Вашего письма.
Мы (т.е. лично я и мои коллеги - консультанты) не защищаем право употреблять наркотики, а защищаем права человека, подвергающегося в связи с употреблением им наркотиков репрессиям, не всегда законным и, как правило, чрезмерным. От себя же скажу больше: как не исправляй уголовный закон, он все равно будет плох. Достаточно посмотреть на Штаты, где через тюрьмы за наркотики прогнали десятки миллионов человек, и продолжают в том же духе, не взирая на подтверждаемую опытом десятилетий бессмысленность лечения наркомании, равно как и социализации людей, употребляющих наркотики, посредством лишения их свободы, тем более - на длительный срок. Сотни тысяч, сидящих по наркоделам в США сегодня, свидетельствуют о том, что проблема никуда не делась и война такими средствами проиграна. Точно также у нас сегодня. Послушайте наркоконтроль. Все речи генералов ФСКН сводятся к двум тезисам: 1) мы работаем все лучше, 2) наркотиков становится все больше. Куда им деваться? Ведь если не скажешь первое, спросят: а что вы собственно, ребята, сделали? А если не прокричишь о втором, как будешь просить все больше и больше бюджетных денег на "усиливающуюся угрозу"?
Уберегать молодежь от наркотиков надо, но другими средствами.
Равно как необходимо бороться с алкоголизмом - как с болезнью. Но если бы вдруг включили водку и вино в список запрещенных веществ и начали бы сажать на 15 суток за их употребление, а за сбыт - на 15 лет? Что мы с Вами сказали бы в таком случае детям? Сказали бы: закон не обсуждается?
Не надо детям врать. Потому что когда им врут о марихуане (которую они пробовали почти все или - никто ведь не считал - в большинстве своем знают, что это такое), то, отрицая собственным опытом эту ложь (не буду расписывать здесь педагогическое вранье), они не верят взрослым, говорящим им правду о героине.
Что же говорить учителю и воспитателю в этой двусмысленной ситуации.
А так и говорить, как оно есть. Легальные и нелегальные психоактивные вещества, часть из которых официально называют наркотиками, вредны - одни в большей, другие в меньшей степени. Одни вызывают труднопреодолимую физическую зависимость, другие - психологическое привыкание. Одни больше вредят внутренним органам (например, табак), другие разрушительны для личности (марихуана).
Но нелегальные наркотики опасны вдвойне, они опасны своей нелегальностью. Государство, преследуя вроде бы благую цель защиты общественного здоровья, проводит жесткую репрессивную политику. Не столь страшно было бы попробовать один раз марихуану или экстази (даже Клинтон, как известно, "курил, но не затягивался"), если бы эти вещества не были запрещены.
Подростков глупо учить уважать запреты. Но им надо объяснять, что уголовная политика государства настолько страшна и бесчеловечна, что к запрещенным веществам нельзя прикасаться. Никакого нет героизма в том, чтобы сгнить на нарах "за понюшку табаку". Страшно попасть в СИЗО, колонию, на наркоучет, сломать себе и близким жизнь, быть изгнанным из вуза, с работы, оказаться в криминальном подполье из-за этой ерунды. Ребятам зачастую кажется, что "баловаться" наркотиками - невинная шалость, за которую им только погрозят пальчиком. На нашем сайте можно найти сотни историй, показывающих, чем и где это кончается.
А насчет закона - не соглашусь. Если бы все законы были справедливыми и прекрасными, они не менялись бы, не отменялись как дурацкие и несправедливые. Педагог должен, конечно, учить законопослушанию, но в смысле безопасности жизнедеятельности, как учат себя вести в шторм или при наводнении. Как человек в одиночку не может противостоять стихии, и глупо, пренебрегая морским волнением, идти в открытое море на плоту, также глупо употреблять любые незаконные вещества, участвовать в их незаконном обороте, чтобы доказать свою независимость, из чувства протеста.
К сожалению, в российской (и не только в российской) школе нет предмета "право". Детям надо прививать уважение к праву и знание того, что соблюдать следует даже несправедливые законы. Хотя если закон по сути своей неправовой, граждане вправе добиваться его отмены. Школьники должны знать Конституцию и знать, что она гарантирует каждому право защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. И что Конституция имеет прямое действие и высшую юридическую силу. Школьники должны знать основные международные соглашения о правах человека и, прежде всего Всеобщую Декларацию прав человека, которая начинается с признания за каждым человеком права (вынужденного права) прибегнуть, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения.
Легко ли учителю говорить правду в современной российской школе, все более несвободной? Вправе ли учитель сказать, например, что закон, лишающий миллионы людей социальных гарантий, хорош и справедлив? Вправе ли он осудить перед учащимися тех, кто протестует против такого закона? Или тех, кто протестует против кошмарной российской наркополитики?
Школа (в широком смысле) и политика - отдельная большая тема. Здесь я коснулся ее только в связи с тезисом, что учитель якобы не вправе ставить под сомнение справедливость закона.
Нет ничего дурного и в том, что дети будут знать, какая ответственность за какие действия установлена, как уголовная, так и административная. Вы ошибаетесь, полагая, что закон "фактически не запрещает употребление наркотиков". По статье 6.9 КоАП потребление наркотических средств и психотропных веществ наказывается штрафом или арестом на срок до 15 суток.

Абсолютно согласен с Вами: далеко не во всех случаях человек, употребляющий наркотики, является наркозависимым и должен рассматриваться как больной. Постоянно об этом пишу и говорю. Удивительно, однако, что этой очевидности как будто не понимают те, кто отвечает в РФ за наркополитику. Никто не считал, но по моим наблюдениям если не 90, то 80 % осужденных за наркотики не являются в строгом смысле наркозависимыми. Поэтому все разговоры о введении наркосудов, о лечении вместо наказания относятся к малой части осужденных за наркотики. Правда, некая часть краж и других преступлений против собственности совершаются людьми наркозависимыми, ищущими деньги на дозу. Но и здесь намного более масштабна проблема пьянства. В состоянии алкогольного опьянения в 2008 году совершено 252 тысячи преступлений, в состоянии наркотического опьянения - 7 тысяч.
При всем том, если посмотреть формально-юридически, любое злоупотребление психоактивными веществами признается болезнью, определенной в Международном классификаторе болезней (МКБ-10) как "злоупотребление веществами, не вызывающими зависимость". Другое дело - как это лечить. Ни галоперидол, ни метадон в таких случаях не нужны. Это задача решается только на пути нравственного развития личности и ее социализации.

Поделиться