1. Главная
  2. Консультации

Консультация №13669

22.10.2020
Спрашивает Павел
Просьба разъяснить следующий вопрос о проведении в отношении меня ОРМ и возбуждении уголовного дела.
1. По смыслу положений ФЗ №144 «об ОРД», изложенных в Постановлениях КС РФ, а именно статей 2,5,7 –оперативно – розыскные мероприятия (далее ОРМ), в частности «Наблюдение», «Обследование помещений», «ПТП» (прослушивание телефонных переговоров) проводятся в связи с отсутствием достаточных оснований для возбуждения уголовного дела.
2. Исходя из материалов ОРД, представленных в деле №42723, до даты 03.04.2013 года у правоохранительных органов не имелось достаточных оснований для возбуждения уголовного дела в отношении Тихонова Павла Валерьевича 1979 г.р. Уголовное дело было возбуждено 03.04.2013 года в 18.15 СУ ФСБ России.
3. Непосредственно до задержания Тихонова возле ТЦ «Хофф» -03.04.13г. (при передаче лицу по имени «Антон» двух полимерных пакетов) проводилось ОРМ «Наблюдение» и ОРМ «ПТП».
В содержании материалов ОРД, положенных в качестве оснований для проведения вышеуказанных ОРМ, указывалось на факт существования «организованной группы» и организатора гражданина КНР, представляющимся именем «Паша». Во время судебного разбирательства по делу, материалы ДОУ №7863 судом не исследовались (Протокол судебного заседания подтверждает данное обстоятельство).
4. Само по себе упоминание в материалах ОРД, представленных в деле, об «организованной группе» имеется. При этом, в содержании доказательств, положенных в приговор, в отношении Тихонова (и Шурыгина) не имеется данных, прямо подтверждающих непосредственную деятельность иных лиц в соучастии с осужденными («в составе организованной группы», т.к. никто кроме Тихонова и Шурыгина по делу не установлен.
5. Аналогичный вывод можно сделать и в отношении результатов ОРМ, проведённых в рамках настоящего дела (никто кроме Тихонова и Шурыгина не установлен). Сложность заключается в том, что дать оценку изложенному можно лишь при исследовании материалов дела, а по смыслу глав 47.1, 48.1 УПК РФ презюмируется, что суд, исследовавший материалы дела при разбирательстве по существу, оценил их «руководствуясь законом и совестью» (ст.17 УПК РФ) и принципами, изложенными в ст. 87-89 УПК РФ).
6. С учётом изложенного в п.1-5 и вопреки этому, согласно тексту приговора, соисполнители обвиняются в совершении преступления в «составе организованной группы».
7. Таким образом, из вышеуказанного следует, что квалификация «в составе организованной группы» дана на основании материалов ОРД, в которых лишь упоминается про существование таковой (констатируется системная проблема превалирования положений ФЗ «Об ОРД» (документов полученных путём его применения) над принципом презумпции невиновности и над обязательностью его применения.
Является содержание вышеуказанного анализа констатацией дефектности механизма проверки доказательств судом и может ли это стать кассационным поводом?
Имеет ли при этом значение тот факт, что причастность Тихонова П.В. к инкриминируемой деятельности (как следует из материалов ОРД) определена «по полученной информации», а фактически в неустановленный материалами момент времени. То есть в процессе проведения ОРМ «ПТП», но не в результате его проведения, т.к. из содержания «выписок из постановлений о даче разрешения на проведение ОРМ «ПТП» следует, что разрешение на прослушивание испрашивалось в отношении неустановленных лиц. При этом в постановлении о проведении ОРМ «Наблюдение» от 02.04.2013г. указано на то, что мероприятие проводится в отношении Тихонова Павла Валерьевича.
Не понятно, в какой момент стало известно, что именно Тихонов входит в состав организованной группы?
Вместе с тем, согласно рапорту об обнаружении признаков преступления, составленного оперативным сотрудником Столяровым В.Ю. «гражданин РФ Тихонов П.В. вовлечён и посвещён в суть противоправной деятельности при неустановленных обстоятельствах».
При сопоставлении фактических сведений из содержания материалов ОРД, подлежат выявлению обстоятельства, указывающих на разрозненность этих сведений.
Последствием такой разрозненности выступает неопределённость юридически значимых факторов, и в свою очередь, как следствие, предположительный характер выводов суда.
Так, свидетельством нарушения судом принципов оценки доказательств, при их сопоставлении, может являться утверждение судом в приговоре о том, что «Тихонов П.В. вступил в организованную группу в период с 01 по 31 августа 2012» (Приговор стр. 4, 3 абз. снизу).
Отсутствие исследованных судом первой инстанции доказательств, призванных подтвердить данное обстоятельство, подтверждено содержанием протокола судебного заседания суда апелляционной инстанции. В этом суде представитель гособвинения инициировал оглашение ранее не оглашённого материала предварительного следствия - протокола допроса Тихонова П.В. в качестве подозреваемого. При этом гособвинитель подчеркнул необходимость оглашения протокола допроса только в части времени вступления в организованную группу.
Необходимо отметить, что судом первой инстанции все показания Тихонова П.В. признаны, как несостоятельные, преследующие цель уклонения от ответственности за содеянное (приговор стр.23, нижний абзац).
Несмотря на такой вывод суда, гособвинитель инициирует оглашение сведений из таких показаний подсудимого, данных в качестве подозреваемого. При этом содержание данного протокола допроса не оглашалось. Тем самым, сведение, сообщённые подозреваемым (Тихоновым) о факте знакомства с гражданином КНР «Пашей» в период с 01 по 31 августа 2012 года интерпретированы как сведения о факте вступления «в состав организованной группы».
Вместе с этим, за пределами установленного судом, оставлено обстоятельство того, создавалась ли «группа» одновременно с вхождением в неё Тихонова или эта группа существовала и ранее. Это, в свою очередь, делает предположительный характер вывода суда, относительно цели создания этой группы, в отношении конкретных веществ (и целей их приобретения и сбыта), т.к. вещества синтетического происхождения вносятся в список №1 по мере их отнесения к запрещённым, а изъятие по месту проживания Шурыгина вещества внесены в список запрещённых, спустя несколько месяцев, после предположительной даты объединения лиц, не установленных следствием.
Таким образом, взаимосвязь изложенных фактических сведений, на основании материалов дела, способствует выявлению причинно – следственной связи между дефектностью содержания материалов ОРД и неопределённостью в выводах об обстоятельствах, подлежащих доказыванию.
Здравствуйте Павел.
У Вас вопрос связан с переоценкой выводов суда. Ваши пояснения, к сожалению, не проливают свет на общую картину. Вы просите ответить на вопрос – как суд пришел к определенным выводам по делу.
Сомнения в предоставленных в суд актах проведения оперативных мероприятий и оценка их сущности, которые провел суд, не входит в мою компетенцию. Данные выводы может опровергнуть только вышестоящий суд. На момент проведения судебного разбирательства эти доказательства не были признаны недопустимыми. Что же касается их сущности, то в отдельности доказательство не дает оснований судить о виновности. О причастности и виновности, а так же о невиновности и недоказанной причастности или установленной непричастности к совершенному деянию свидетельствует совокупность доказательств.
Ваши рассуждения не лишены логики и объективности. Но если все и так, то в судебном заседании гособвинитель должен был объяснить расхождения. Суд в приговоре также должен был их конкретизировать.
Еще раз хочу сказать, что сейчас рассуждать, почему вынесен приговор в таком виде и как суд пришел к соответствующим выводам, я не могу. Я часто в ответах пытаюсь рассуждать и рассматривать многие варианты, но здесь не тот случай. Имеется приговор и угадать ход рассуждения суда не представляется возможным.
Могу только сказать, что Ваш вопрос – это готовая апелляционная жалоба по сути. Нужно только правильно преподнести несоответствия. Но не в форме вопросов, а в форме объяснения обстоятельств дела и ошибок суда при вынесении приговора. Удачи.
Поделиться