1. Главная
  2. Консультации

Консультация №5646

09.02.2013
Спрашивает Залина
Здравствуйте, уважаемые адвокаты! Выражаю Вам огромную благодарность за то, что протягиваете руку помощи родным заключённых и самим заключённым! Меня зовут Алина, мне 25 лет. Моего брата приговорили к 9 годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии строгого режима по 3 эпизодам:ст.228.1 ч.2 п. "а","б" - к 5 годам л/с, ст.228.1 ч.3 п."г" - к 8 годам л/с со штрафом 10 тыс.руб.,ст.30 ч.1 - ст.228.1 ч.2 п."а","б" - к 5 годам л/с.
Отчаяние побудило меня написать вам сегодня и надежда, что вы не оставите моё письмо без внимания. У меня есть единственный брат, ему 32 года, он не женат и детей у него нет. После случившегося, отец и другие родственники отвернулись от него и мало интересуются его судьбой. Матери давно нет в живых. Кроме меня ему не на кого больше рассчитывать.
История наша такова. Это был февраль 2009 года. Брат находился в квартире своего товарища по кайфу В, который сейчас проходит по делу, как его подельник. С ними было и третье лицо - лучший друг моего брата Ж. Они занимались приготовлением дезоморфина для личного употребления. Отмечу, что все трое являются наркозависимыми. В это время к хозяину квартиры, пришли двое его друзей, с которыми ни мой брат, ни его друг Ж не были знакомы. Хозяин квартиры сбыл одному Р - 0,927гр. гашишного масла в крупном размере, второму Л - 5,478 гр. гашишного масла в особо крупном размере. После чего они ушли. Друг моего брата отправился в аптеку и долгое время не возвращался, его мобильный был выключен. Брат решил узнать причину столь долгого отсутствия и отправился на его поиски. Нигде его не обнаружив, брат решил вернуться в квартиру своего подельника. Поднявшись по лестнице на нужный этаж, на лестничной площадке брат увидел силуэт двух мужчин, которые, поняв, что он заметил их, попросили его подойти, на что он ответил отказом в такой форме:"Тебе надо - ты и подойди"!Мужчины предъявили документы удостоверяющие, что они являются сотрудниками ГНК, затем они скрутили брата, вывели из подъезда и посадили в машину, в которой уже находился его друг Ж.При себе у брата ничего не было найдено, кроме денег в размере 4 тыс. руб., которые, накануне, ему были даны мной для покупки обуви. Впрочем, этот факт нам удалось доказать в суде. Их обоих забрали в отделение ГНК. На следующее утро в отделение был доставлен и его подельник В. В квартире В, в ходе обыска, было найдено 1,151 гр.,гашишного масла в крупном размере, расфасованного и приготовленного к сбыту. Все наркотические средства проданные Р и Л и те, которые были найдены в квартире В были изъяты из оборота. Общий вес изъятых средств составил - 7,556 гр.
Хочу отметить, что отпечатков моего брата на изъятых наркотических средствах найдено не было. Не была осуществлена контрольная закупка, не было меченных купюр, а также не было никаких аудио- видеоматериалов доказывающих причастность моего брата к этому преступлению. Вся доказательная база обвинения строилась, исключительно, из показаний и собственных предположений.
В ходе допроса к брату применялся электрошокер, когда эти действия не привели к ожидаемому результату, в ход пошли провокация и  угрозы такого характера:"Если ты не дашь мне признательные показания, мне будет достаточно двух показаний свидетелей против тебя, чтобы закрыть тебя, а если сделаешь, как я говорю - отпущу под подписку". Под давлением следователя, брат дал признательные показания. При первом допросе свидетель Р написал объяснительную, в которой говорилось, что с братом моим он незнаком и что наркотик ему продал хозяин квартиры В, которого он давно и хорошо знает. Свидетель Л также, как и Р дал показания против В и указал, что с братом моим не знаком и в квартире В его не видел. Задержанный Ж, который является другом моего брата, дал показания против него, но брат сам велел ему так поступить, дабы он избежал наказания и шел по этому делу, как свидетель, а не как подельник. Позже была проведена очная ставка, на которой свидетель Р отказался от ранее данных им показаний и дал показания в пользу своего друга В.Позже, на суде он откажется и от первичных и от вторичных показаний, сказав, что наркотики ему подбросили на улице, и что в квартиру В он, вообще, не заходил. Его первые показания судом учтены не будут. Хозяин квартиры В, являющийся ранее судимым за убийство, разумеется, дал показания против брата. Все, и подельник брата, и друг брата, и свидетель Р поменяют своё решение в пользу брата, сказав, что они его оговорили. Судебный процесс длился 5 месяцев и всё это время брат находился в следственном изоляторе, а его подельник оставался на свободе. Не могу сказать точно, чем было обосновано его содержание в СИЗО, но, вроде бы, из опасений, что он может покинуть город, либо, что он может оказать давление на свидетелей. Наступил ЧАС СУДА. Прокурор запросил брату 18 лет л/с с отбыванием срока в колонии строгого режима, а его подельнику запросил 20 лет л/с с отбыванием срока в колонии особого режима, но, к всеобщему удивлению, Суд приговорил обоих к 7 годам л/с условно. Приговор был обжалован, отменен и направлен на перерассмотрение в другом составе суда. Закончилось это тем, что прокурор запросил брату 8,5 л/с с отбыванием срока в колонии строгого режима, а его подельнику 9 лет л/с с отбыванием срока в колонии строгого режима, а Суд приговорил обоих к 9 годам л/с.
За 2,5 года, что мой брат находится в заключении, за ним не выявлено ни единого нарушения, есть 4 поощрения, кроме того, его поставили на облегченное условие содержания. Мы хотели оплатить назначенный Судом штраф, но приставы сказали, что такой необходимости нет, так как, им известно, что брат находится в местах лишения свободы и никакого имущества у него нет. Нам была выдана справка с печатью, которую мы предоставили в администрацию колонии.
В конце прошлого года, брат самостоятельно написал надзорную жалобу в ВС, которая основывалась на просьбе исключить ч.3 ст.228.1 п."г".Как и ожидалось, пришел отказ в её удовлетворении. Теперь я собираюсь нанять адвоката, который грамотно напишет нам надзорную жалобу в Москву. Но, ксожалению, адвокаты в нашем городе не учитывают или просто не знают многих нюансов.Поэтому я обращаюсь к Вам, в надежде, что руководствуясь вашим ответом, мы сможем добиться хоть каких-нибудь результатов. Мой первый вопрос к вам такой:Будет ли правомерным поднять вопрос в надзорной жалобе о переквалификации ст.30 ч.1 на ст.30 ч.3, если в приговоре сказано, цитирую:"...таким образом подсудимые В и А( мой брат) не смогли довести совместный преступный умысел, направленный на незаконный сбыт наркотических средств до конца, по независящим от них обстоятельствам, так как, их деятельность была пресечена сотрудниками ГНК 20 февраля 2009 г.?
Следующий вопрос такой: Возможно ли в нашем случае применение правила поглощения менее строгого наказания более строгим?
И последний вопрос: Если брат был осужден в 2009 году, то стоит ли нам надеяться на возможность УДО - по отбытии 2/3 срока?
Пожалуйста, подскажите нам, как поступить правильно и какие возможные варианты у нас есть?Заранее благодарю! Храни Вас Бог!
Я понимаю, что преступление особо тяжкое и мало что удастся изменить, но, сердце продолжает верить в чудеса. Если же ответ на мои вопросы отрицательный, то каково Ваше видение этой ситуации? Как нам стоит поступить?
Отвечает
Здравствуйте. Прежде всего, обжалование вступившего в законную силу приговора и кассационного определения по делу Вашего брата осуществляется в порядке действовавшем до 2013 года, т.е. исключительно в надзорном порядке и без ограничения срока обжалования.
Жалобу желательно обосновать судебной практикой Верховного Суда РФ, подтверждающей, что одних лишь показаний свидетелей, являющихся заинтересованными лицами – обвиняемыми по тому же делу, недостаточно для постановления обвинительного приговора. Так, Определением Верховного Суда РФ от 13 мая 2004 г. по делу Ибрагимова приговор отменен в связи с тем, что осуждение одного из обвиняемых основано только на показаниях другого обвиняемого по тому же делу, объективность которых судом не проверялась.
В Определении по делу Блажевич от 26 декабря 2006 года ВС указал: «признавая вину Блажевич в совершении инкриминируемых ей деяний доказанной, суд в основу приговора положил лишь показания заинтересованного в исходе дела лица - осужденного Мамедова.
Сама Блажевич отрицала свою причастность к преступлению. … Согласно действующему законодательству при наличии противоречивых доказательств суд может признать достоверными уличающие доказательства в том случае, если они подтверждаются совокупностью других доказательств. При отсутствии совокупности таких доказательств суд обязан все сомнения в виновности лица истолковывать в пользу данного лица. Как видно из материалов дела, других доказательств, кроме показаний Мамедова, подтверждающих вывод суда о виновности Блажевич, в приговоре не приведено. В нем имеется ссылка лишь на доказательства, подтверждающие вывод суда о совершении незаконных дей­ствий с наркотическими средствами самим Мамедовым
».
Аналогичную позицию о недостаточности показаний свидетелей ВС обозначил в определениях от 5 февраля 2009 года по делу Вишняковой, от 10 февраля 2011 года по делу Абдурагимова.
Теперь по Вашим конкретным вопросам.
При всем том, что Вы пишете достаточно подробно, рекомендовать выбор линии защиты по частям первой или третьей статьи 30 УК можно только зная все материалы дела. При этом надо учитывать, что ответственность за приготовление к преступлению меньше ответственности за покушение.
В нынешнем виде воспользоваться правилом поглощения (часть вторая статьи 69 УК) нельзя, т.к. не все тяжкие и особо тяжкие преступления, за которые осужден Ваш брат, являются неоконченными.
Т.к. деяния, вмененные Вашему брату, относятся к 2009 году, возможность УДО наступает по отбытии не менее 2/3 срока, см. заключение Института прав человека.
Поделиться