1. Главная
  2. Консультации

Консультация №2963

22.06.2011
Спрашивает Наталья
Добрый день!
Адвокат как то лениво занимается нашим вопросом. Вынуждена просить у вас помощи вот по какому делу.
В июне прошлого года моего мужа задержали наркополицейские (остановили автомобиль, когда он направлялся в больницу к товарищу). По "оперативной информации" (откуда она поступила - неизвестно, в материалах дела нет документов по этому поводу) мой муж должен был при себе иметь героин для сбыта. При задержании ни в автомобиле, ни у мужа героин не обнаружили. Изъяли сотовые телефоны. После обыска автомобиля устроили обыск в гараже, который мы арендовали, там муж выдал три свертка с героином, массу точно не скажу, но особо крупный размер, он сказал, что нашел свертки и хранил без цели сбыта.
Позже, при проведении экспертизы отпечатки пальцев мужа на свертках с героином обнаружены не были. Потом был обыск дома - ничего не нашли. Отпустили под подписку.
Предъявляют обвинение по п. "г" ч.3 ст.228.1; ч.1 ст.30, п."г" ч.3 ст. 228.1 УК.
Из доказательств в материалах дела присутствуют показания знакомого моего мужа, который является потребителем героина и уже осужден по факту сбыта наркотиков. Этот человек утверждает, что приобретал наркотик у моего мужа для собственного потребления и дальнейшего сбыта, но при этом постоянно меняет показания, путается, не может с уверенностью даже сказать при каких обстоятельствах познакомился с моим мужем.
Никаких доказательств именно сбыта в материалах дела нет.
Есть детализация разговоров (т.е. только список номеров на которые они звонили, как доказательство что они созванивались друг с другом) с телефонов свидетеля и моего мужа (не тот телефон который был изъят при задержании мужа), при этом нет никаких доказательств в деле.
Не зафиксировано ни одного факта встречи моего мужа со свидетелем, передачи ему денег или наркотика. Оперативники так и пишут, что не удалось задокументировать факт сбыта. Тем не менее, предъявляют обвинение за сбыт. Адвокат подавал ходатайство о прекращении дела по сбыту - отказали.
По факту хранения следствие делает упор на то, что хранение было с целью сбыта, аргументируя это тем, что при прослушивании телефонных разговоров мужа и этого же свидетеля уже с других телефонных номеров они наркотик называли кодовыми словами, договаривались о встречах и т.д.
Экспертиза не подтвердила то, что наркотики, изъятые у мужа при обыске в гараже и у свидетеля, ранее составляли единую массу.
Уже состоялись предварительные слушанья по делу, адвокат как-то нехотя занимается делом, не вникает даже процессуальные моменты, на предмет возможных нарушений. Приходится мне самой изучать кодексы и прочие источники информации.
Мы хотим поставить под сомнения показания свидетеля (потребитель героина, осужденный по факту сбыта наркотиков, сотрудничал со следствием и для смягчения собственного наказания оговорил моего мужа, постоянно меняет и путается в показаниях) чтобы избавиться от обвинения в сбыте и хранение с целью сбыта " переделать" в хранение без цели сбыта.
Собрали характеристики с места работы, жительства.
Муж не является потребителем наркотиков. Не был судим. У него есть малолетний ребенок (предоставил свидетельство о рождении), я - беременная, уже скоро рожать (есть справка из женской консультации), наш брак зарегистрирован. Собрали справки о действующих кредитах, задолженности по квартплате, договор залога автомобиля (пришлось заложить).
Рассчитываем, что это сможет помочь получить условный срок за хранение.
Подскажите, пожалуйста, что еще можно предпринять в данном случае. На какие моменты обратить внимание.
Есть ли какие- либо особенности процедуры проведения обыска именно в гараже, а не в жилище?
Кто может быть понятым при обыске?
Должны ли были полицейские дать сделать звонок адвокату?
В деле есть огромное количество материалов, приобщенных из уголовного дела того самого свидетеля. Эти материалы, на мой взгляд, не имеют никакого отношения к делу мужа.
Имеет ли смысл ходатайствовать об их исключении?
Еще такой момент: муж - уроженец Азербайджана (в нынешнее время такая национальная принадлежность уже сама по себе чуть ли обвинение в наркоторговле, если азербайджанец - значит автоматически виноват), но еще с советских времен проживает на территории России, гражданин РФ. Образование среднее, получал еще соответственно в Азербайджане, можно ли сослаться на то, что при проведении обыска, когда ему объясняли его права, он не понял специальных терминов, так как недостаточно владеет русским языком (впоследствии при допросах заявляет, что показания желает давать на русском языке, но в услугах переводчика нуждается).
Заранее благодарим.
Здравствуйте Наталья!
Ознакомившись с Вашим вопросом, я так и не сделал вывода о том, что квалификация деяния Вашему мужу была избрана неправильно. Вы пишете, что адвокат ленив и не занимается Вашим делом, а Вам приходится самостоятельно изучать уголовное право.
По-моему, чем заниматься для себя незнакомым делом, в котором Вы не являетесь профессионалом, лучше обратиться к другому адвокату, который Вас и Вашего мужа будет устраивать, и перепоручить ему защиту Вашего мужа.
Как я понимаю, Вы не являетесь участником по данному уголовному делу, и не понимаю, как Вы будете добиваться поставленной цели, как Вы пишите: «поставить под сомнения показания свидетеля, чтобы избавиться от обвинения в сбыте и хранении с целью сбыта "переделать" в хранение без цели сбыта».
Собственно: зачем Вы покупаете пивоварню, если хотите просто выпить пива – мне это не понятно.
Относительно заданных Вами вопросов:
1. Есть ли какие- либо особенности процедуры проведения обыска именно в гараже, а не в жилище?
Одно из основных отличий производства обыска в гараже, в том, что для проведения данного следственного действия требуется, лишь, постановление следователя о производстве обыска. Так как гараж не является жилым помещением, то и постановления суда на проведение обыска или уведомление суда о проведенном обыске получать не надо.
Процедура изъятия вещественного доказательства в рамках уголовного процесса регламентирована ст.ст. 182, 183, 184 УПК РФ, что предполагает неукоснительное соблюдение процедур выемки, обыска, осмотра места происшествия.
Из содержания ст. 182 УПК РФ следует, что изъятию подлежат предметы, документы, которые могут иметь значение для уголовного дела. Согласно требованиям ч. 13 ст. 182 УПК РФ, в протоколе (обыска) должно быть указано, в каком месте и при каких обстоятельствах были обнаружены предметы, документы или ценности, выданы они добровольно или изъяты принудительно. Все изымаемые предметы, документы и ценности должны быть перечислены с точным указанием их количества, меры, веса, индивидуальных признаков и по возможности стоимости.
Если для производств осмотра изымаемых предметов требуется продолжительное время или осмотр на месте затруднен, то предметы должны быть изъяты, упакованы, опечатаны, заверены подписями следователя и понятых на месте осмотра. Изъятию подлежат только те предметы, которые могут иметь отношение к уголовному делу. При этом в протоколе осмотра по возможности указываются индивидуальные признаки и особенности изымаемых предметов (ч. 3 ст. 177 УПК РФ).
Таким образом, если в протоколе обыска отсутствуют записи о том, что найденное вещество было изъято, упаковано, опечатано, заверено подписями следователя и понятых на месте осмотра то следует обжаловать действия следователя в порядке ст. 125 УПК РФ.
Ознакомьтесь также с ответами №2680, №2241.
2. Кто может быть понятым при обыске?
Согласно ч.ч. 1, 2 ст. 60 УПК РФ, понятой - не заинтересованное в исходе уголовного дела лицо, привлекаемое дознавателем, следователем для удостоверения факта производства следственного действия, а также содержания, хода и результатов следственного действия.
Понятыми не могут быть:
1) несовершеннолетние;
2) участники уголовного судопроизводства, их близкие родственники и родственники;
3) работники органов исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности и (или) предварительного расследования.
Согласно ч. 1 ст. 170 УПК РФ, в случаях, предусмотренных статьями 115, 177, 178, 181 - 184, частью пятой статьи 185, частью седьмой статьи 186, статьями 193 и 194 УПК РФ, следственные действия производятся с участием не менее двух понятых, которые вызываются для удостоверения факта производства следственного действия, его хода и результатов.
Понятым до начала производства следственного действия, следователь (дознаватель) разъясняет их права, обязанности и ответственность, предусмотренные статьей 60 УПК РФ.
3. Должны ли были полицейские дать сделать звонок адвокату?
В соответствии с п. 7 ст. 14 ФЗ от 07.02.2011г. № 3-ФЗ «О полиции» адержанное лицо в кратчайший срок, но не позднее трех часов с момента задержания, если иное не установлено уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации, имеет право на один телефонный разговор в целях уведомления близких родственников или близких лиц о своем задержании и месте нахождения. Такое уведомление по просьбе задержанного лица может сделать сотрудник полиции.
Таким образом, с марта 2011г., задержанный вправе с момента задержания уведомить родственников посредством телефонного звонка не позднее трех часов с момента задержания (ч. ч. 3, 5 и 7 ст. 14 Закона о полиции).
4. В деле есть огромное количество материалов, приобщенных из уголовного дела того самого свидетеля. Эти материалы, на мой взгляд, не имеют никакого отношения к делу мужа.
Имеет ли смысл ходатайствовать об их исключении?

Данный вопрос, что имеет отношение к рассматриваемому делу, а что не является доказательством, и на что суд не должен ссылаться при постановлении приговора, решается судом в судебном заседании. Смысл ходатайствовать есть всегда, но ходатайство должно быть подкреплено некой правовой позицией. Поэтому чтобы ответить на данный вопрос следует сначала ознакомиться с документами, которые, как Вами указывается: «…не имеют никакого отношения к делу мужа». Таким образом, на данный вопрос не могу Вам дать ни положительный, ни отрицательный ответ.
С уважением,
Василий Очерет.
Поделиться