1. Главная
  2. Судебная практика

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ от 9 сентября 2021 года №5-УД21-88-К2 по делу Бондаренко

Приготовление к сбыту не доказано. Количество вещества и его расфасовка сами по себе, вне совокупности доказательств, не свидетельствуют об умысле на сбыт. Действия осужденного переквалифицированы на хранение в крупном размере. Наказание назначено «по отсиженному».

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 сентября 2021 г. N 5-УД21-88-К2

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Ситникова Ю.В.,

судей Шмотиковой С.А. и Дубовика Н.П.

с участием осужденного Бондаренко Р.А., его защитника - адвоката Арутюновой И.В., прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Щукиной Л.В., секретаря судебного заседания Черниковой О.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Бондаренко Р.А. на приговор Нагатинского районного суда г. Москвы от 10 декабря 2014 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции от 21 января 2020 года.

По приговору Нагатинского районного суда г. Москвы от 10 декабря 2014 года

Бондаренко Роман Александрович, <...> несудимый,

осужден по ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к 10 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Срок наказания исчислен с 10 декабря 2014 года. Зачтено в срок лишения свободы содержание его под стражей с 10 сентября 2014 года по 9 декабря 2014 года.

В апелляционном порядке дело не рассматривалось.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции от 21 января 2020 года приговор в отношении Бондаренко Р.А. изменен. Признано обстоятельством, смягчающим наказание, наличие малолетнего ребенка. Назначенное осужденному наказание по ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 4 ст. 228.1 УК РФ смягчено до 9 лет лишения свободы. В остальной части приговор оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи Ситникова Ю.В., выступление осужденного и его защитника в обоснование доводов кассационной жалобы, мнение прокурора об отсутствии оснований для удовлетворения этой жалобы, Судебная коллегия

установила:

Бондаренко Р.А. признан судом виновным и осужден за приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в крупном размере. Преступление совершено 10 сентября 2014 года в г. Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Бондаренко Р.А. оспаривает состоявшиеся судебные решения, считая их незаконными, необоснованными, постановленными с существенными нарушениями уголовного и уголовно-процессуального закона, повлиявшими на исход дела. Указывает, что доказательств совершения инкриминированного ему преступления в ходе судебного разбирательства представлено не было. Все доказательства, изложенные в приговоре, подтверждают лишь его причастность к незаконному хранению наркотических средств без цели сбыта. Он не намеревался кому-либо сбыть найденные наркотики. При этом у оперативных сотрудников полиции отсутствовала информация о его причастности к сбыту наркотических средств ранее. Кроме того осужденный полагает, что ему назначено чрезмерно суровое наказание без учета всех смягчающих обстоятельств по делу.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы сторон, Судебная коллегия находит приговор и кассационное определение подлежащими изменению.

Согласно ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

При рассмотрении уголовного дела в отношении Бондаренко допущены указанные нарушения закона.

Так, в соответствии с положениями ст. 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства и основан на правильном применении уголовного закона.

В силу ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

При этом каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела (ст. ст. 87, 88 УПК РФ).

Как установлено судом в приговоре, Бондаренко при не установленных следствием обстоятельствах, в не установленном следствием месте, в неустановленное время, но не позднее 15 часов 00 минут 10 сентября 2014 года у не установленного следствием лица незаконно приобрел в целях сбыта помещенное в 17 свертков вещество общей массой 72,3 г, которое содержит в своем составе наркотические средства - ацетилкодеин, 6-моноацетилморфин и героин. Данные наркотические средства он незаконно хранил при себе до 15 часов 00 минут 10 сентября 2014 года, когда, находясь около дома N 10 ул. Елецкой г. Москвы, был задержан сотрудниками полиции, а наркотические средства были у него изъяты.

Указанные действия осужденного судом квалифицированы по ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 4 ст. 228.1 УК РФ как приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в крупном размере.

В соответствии с положениями ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию, в частности событие преступления, виновность подсудимого в совершении преступления, форма его вины и мотивы преступления. С учетом этих требований и в силу ч. 2 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Обосновывая наличие у Бондаренко умысла на сбыт наркотических средств, суд в приговоре сослался лишь на количество изъятых наркотических средств, удобную для сбыта расфасовку.

Между тем, по смыслу закона само по себе количество обнаруженного у виновного наркотического средства не может свидетельствовать о наличии у него умысла на сбыт этого средства с учетом конкретных обстоятельств дела.

Из показаний осужденного следует, что около дома, где он проживал, видел лицо, которое положило пакет под бетонную плиту, оставшуюся после сноса дома. Позже он (Бондаренко) забрал в этом месте пакет, в котором были расфасованные наркотические средства. Решил оставить их для личного потребления. До задержания он успел употребить часть наркотического средства.

Указанная версия осужденного, свидетельствующая лишь о незаконном хранении наркотического средства без цели сбыта, не опровергнута.

В приговоре не приведено доказательств, подтверждающих, что Бондаренко лично поместил обнаруженные наркотические средства в отдельные пакеты.

При расследовании уголовного дела не установлены лица, которым Бондаренко намеревался сбыть наркотические средства.

Отсутствуют в материалах дела и данные о том, что у Бондаренко имелись связи с поставщиками и потребителями наркотических средств.

Кроме того, из материалов дела следует, что в отношении Бондаренко не проводились оперативно-розыскные мероприятия, сотрудники полиции не имели информации о том, что осужденный занимался незаконным сбытом наркотических средств.

Данные обстоятельства подтвердили сотрудники полиции С. и Ч., допрошенные в качестве свидетелей в судебном заседании. Они показали, что досмотр Бондаренко был проведен лишь в связи с задержанием его как лица, вызвавшего у них подозрение своим поведением.

Анализ показаний сотрудников полиции не позволяет сделать вывод о направленности действий осужденного на сбыт наркотических средств. При этом указанные свидетели пояснили, что при задержании на коленях у Бондаренко было раскрытое портмоне, в котором находились наркотики. Один из пакетиков был открыт.

Сам осужденный последовательно утверждал, что найденные наркотические средства он намеревался оставить себе для личного потребления.

В силу ч. 3 ст. 14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, толкуются в его пользу.

Таким образом, вывод суда о виновности Бондаренко в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в крупном размере является предположением, не основанным на доказательствах.

Вместе с тем, приведенные в приговоре доказательства свидетельствуют о виновности осужденного в незаконном хранении наркотических средств без цели сбыта в крупном размере, то есть в совершении менее тяжкого преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ.

При назначении осужденному наказания суд первой инстанции учитывал характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о его личности, состояние его здоровья и здоровья членов его семьи, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, смягчающие наказание обстоятельства, которыми признаны совершение преступления впервые, <...>, а также положительные характеристики. Суд кассационной инстанции признал в качестве дополнительного смягчающего наказание обстоятельства наличие у Бондаренко малолетнего ребенка в соответствии с п. "г" ч. 1 ст. 61 УК РФ.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, также учитывая все установленные по делу обстоятельства, приходит к выводу о назначении наказания Бондаренко в виде лишения свободы на срок 7 (семь) лет без дополнительных наказаний в виде штрафа и ограничения свободы.

Руководствуясь п. 6 ч. 1 ст. 401.14, ст. 401.15 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Нагатинского районного суда г. Москвы от 10 декабря 2014 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции от 21 января 2020 года в отношении Бондаренко Романа Александровича изменить. Переквалифицировать его действия с ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на ч. 2 ст. 228 УК РФ, по которой назначить наказание в виде лишения свободы на срок 7 лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

В соответствии с требованиями ст. 72 УК РФ срок наказания исчислять со времени вступления приговора в законную силу 22 декабря 2014 года. Время содержания Бондаренко Романа Александровича под стражей с 10 сентября 2014 года по 21 декабря 2014 года засчитать в срок лишения свободы из расчета один день за один день.

В остальном эти же приговор суда и кассационное определение оставить без изменения.

Поделиться