1. Главная
  2. Консультации

Консультация №846

05.04.2008
Спрашивает Оксана
Здравствуйте уважаемые адвокаты! моего мужа осудили на 7 лет лишения свободы, с отбыванием наказания в ИК строгого режима. Его осудили по статье 228-1 прим часть30 и статья 228часть2. Мой муж был ранее судим, по статье 163.
Но обладает полажительной характеристикой с места работы. Мой муж признал только статью 228 часть1, а сбыт не признаёт.
Его задерживали 3 раза, первый раз у него обнаружили в машине один грамм героина, его отпустили, второй раз его задержали и обнаружили у него тоже один грамм героина его отпустили.
А вот третий раз его задержали 9 августа 2008года, у него обнаружили около одного грамма героина и его обвинили в попытке сбыта который происходил 15 февраля 2007 г.
В деле написано, 15 февраля 2007г в 14.00 была сделана контрольная закупка, свидетелями на суде были опера и тайный свидетель. Дело происходило так: Якобы тайный свидетель решил добровольно сотрудничать с операми, пришёл к ним они ему дали номер тел. моего мужа, тайный позвонил моему мужу и договорился о встрече. Мой муж сразу согласился встретиться (не зная человека).Они встретились в назначенном месте тайный передал меченные деньги а мой муж пакетик с героином. Моего мужа не задержали. И только спустя 8 месяцев моего мужа задерживают, что интерессно не при очередном сбыте а при хранении. Сразу возникает вопрос почему, опера пометели деньги и не задержали моего мужа сразу же на месте, почему нет не видео, не аудио записи, почему не записали телефонный разговор и не сделали экспертизу голоса, раз они готовились к операции. На суде со стороны обвинения выступали 3 опера и тайный свидетель причём, суд откладывали 3 раза из за тайного свидетеля, он не являлся на суд и только на четвёртый раз он объявился.(Сразу было ясно, что он не хотел приходить и скрывался)
На суде в пользу моего мужа выступало 3 свидетеля. Я, моя знакомая и таксист. Мы утверждали, что Игорь 15 февраля в 10.00 выехал из Ярославля в Москву с таксистом встречать меня со знакомой. Я прилетала 16февраля рано утром из Египта. Подтверждением на суде был загран паспорт. Но судья все эти факторы не приняла и моего мужа осудили на 7 лет.
Мой муж и адвокат написали касационную жалобу всё указали с чем не согласны и адвокат предоставил документ, который я нашла после суда это товарный чек, кассовый чек и накладную на магнитолу, где везде есть его подпись с расшифровкой, дата и время покупки, которую мне купил мой муж в Пересславле-Залесском по дороге в Москву. Адвокат показал прокурору, на что он ответил "Вижу, что документ подлинный, но подпись не очень похожа" передал судье а судья посмотрела и даже не приобщила к делу.
Сейчас мы будем писать письмо в президиум областного суда г. Ярославль .Но я не очень надеюсь на смягчения приговора. Для меня большая надежда это Московский суд.
Скажите пожалуста, у меня есть надежда, что моему мужу снизят срок.
Пожалуста подскажите, может было, что то нарушено и на что можно сослаться.
Может адвокат, что то не учёл.
Самое обидное, что даже если это было бы так, его не имели право осуждать по статье 228 часть2 так как это была провокация со стороны оперов.
Спасибо вам большое! с уважением Оксана!
Отвечает
Здравствуйте. Невозможно оценить полноту надзорной жалобы, составленной адвокатом, не ознакомившись с ней. Надеюсь, что жалоба составлена квалифицировано.
Убежден, что доказывать следует, помимо алиби на день вмененного Вашему мужу эпизода, грубое нарушение права на справедливое судебное разбирательство (статья 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод).
Так, по делу «Красники против Чешской Республики» (Постановление от 28 февраля 2006 года), где заявитель был признан виновным в сбыте героина двум гражданам на основании показаний анонимных свидетелей, Европейский Суд установил следующее: «Поскольку в материалах дела не имеется ничего, что бы указывало на причины для дачи свидетельских показаний анонимно, невозможно установить, каким образом следователь и судья суда первой инстанции оценивали обоснованность опасений свидетелей относительно возможных актов мести со стороны заявителя. Областной суд также не исследовал основания для предоставления свидетелям возможности давать показания анонимно. Европейскому Суду не было доказано, что заинтересованность свидетелей в сохранении их анонимности могла бы оправдать ограничение прав заявителя в такой степени. Районный суд обосновал обвинительный приговор, вынесенный заявителю, в решающей степени показаниями, данными анонимно, а решение областного суда, которым приговор был оставлен в силе, не было обосновано какими-либо новыми доказательствами, полученными из поименованных источников. Соответственно, производство по делу в целом было несправедливым.» ("Бюллетень Европейского Суда по правам человека", 2006, N 9).
По делу «Ваньян против Российской Федерации» (Постановление от 15 декабря 2005 года) Европейский Суд признал следующее: «Конвенция не запрещает ссылку на информацию, полученную от анонимных информаторов, на стадии предварительного расследования и когда этого требует характер преступления. Другое дело - последующее использование их показаний судом в качестве основания для признания виновным. Внедрение тайных агентов должно быть ограничено и обеспечено соответствующими гарантиями, даже в случаях борьбы с оборотом наркотических веществ. Требования справедливого судебного разбирательства по уголовным делам, содержащиеся в статье 6 Конвенции, ведут к тому, что публичные интересы в сфере борьбы с оборотом наркотических веществ не могут служить основанием для использования доказательств, полученных в результате провокации со стороны милиции».
Полагаю, что на приведенные документы следует обязательно сослаться, т.к. все решения Европейского Суда имеют обязательную прецедентную силу для Российской Федерации (статья 15 Конституции РФ; см. также Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 года). Рекомендую распечатать цитированные тексты, особенно решение по делу Ваньяна (т.к. оно касается РФ и переведено на русский язык полностью) и приложить к жалобе, подчеркнув относящиеся к ситуации места.
Важно подчеркнуть, что по делу Вашего мужа якобы сбытое им вещество не изымалось и, соответственно, экспертиза вещества не проводилась. Таким образом, суд не имел возможности убедиться в том, что вещество, сбыт которого был вменен, действительно являлось наркотическим средством. Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума от 15 июня 2006 года указал: «Имея в виду, что для определения вида средств и веществ (наркотическое, психотропное или их аналоги, сильнодействующее или ядовитое), их размеров, названий и свойств, происхождения ... требуются специальные знания, суды должны располагать соответствующими заключениями экспертов или специалистов.»
Поделиться