Hand-help.ru
Правовые консультации по делам, связанным с наркотиками
  1. Главная
  2. Консультации

Консультация №692

26.02.2008
Спрашивает Маргарита Т.
Я обращаюсь к вам за помощью. Очень много писем пишут к вам и спасибо вам за то, что помогаете многим людям, которые делятся с вами своими бедами.
Приговором районного суда мой сын- С.Н был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст.30 ч.3, 228-1 ч.1 УК РФ, а именно, в совершении покушения на незаконный сбыт наркотических средств, и ему было назначено наказание в виде четырех лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.
Мой сын признан виновным в незаконном сбыте 0,30 гр. наркотического средства, в состав которого входил "героин", совершенном при следующих обстоятельствах.
Страдая наркотической зависимостью, мой сын в течение длительного времени приобретал наркотики у его знакомой Л.С., с которой он совместно их употреблял. Накануне он приобрел у Л.С. героин для собственного употребления, а на следующий день она позвонила сыну и попросила привезти ей оставшуюся часть героина, которую он приобрел у неё. Мой сын отказал ей, так как работал в этот день и если у неё такая необходимость в наркотиках попросил, чтобы она приехала сама. Но Л.С. продолжала настойчиво и неоднократно звонить к моему сыну на мобильный телефон и просила его привезти героин к её дому, так как у нее ломка, и она не могла оставить в доме одного ребенка.
Встретившись с Л.С., сын привез часть приобретенного накануне у неё. героина, а Л.С. настаивала взять деньги -1200 рублей. Сын был удивлен тому, что она предлагает деньги, умысла на сбыт наркотического средства у него не было, он хотел лишь помочь ей и употребить героин вместе с ней, речи о деньгах не заходило, их отношения не носили характер покупателя и продавца. Но Л.С. настойчиво уговаривала его взять деньги, и после того как почти насильно положила ему деньги в карман, его тут же задержали сотрудники ОВД. При задержании доза была минимальной, других наркотиков у моего сына не было, что подтверждает, что он не сбытчик и ранее им не был. В протоколе слушания по его делу Л.С. сама признается, что сотрудники милиции приходили к ней домой, применяли физическое насилие к её несовершеннолетнему ребенку и тем самым заставили написать заявление об изобличении моего сына - С.Н. Все показания во время следствия, со слов Л.С., она давала под сильным давлением сотрудников милиции, но суд не принял этот факт во внимание! Почему? Насилие - недопустимый метод получения доказательств.
Провокация преступлений лицами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в настоящее время прямо запрещена законом. Уголовно наказуемое деяние, совершенное моим сыном, было полностью спровоцировано сотрудниками милиции, и наказывать следует тех, кто организует преступления в целях их раскрытия.
Федеральным законом от 24 июля 2007 года № 211-ФЗ внесены дополнения в статью 5 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности". Согласно новой редакции закона органам (должностным лицам), осуществляющим ОРД, запрещается подстрекать, склонять в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий, т.е. осуществлять провокацию.
В качестве защиты моего сына выступал адвокат, который поэтапно подавал надзорные жалобы, ходатайства во все инстанции, начиная с районного суда и заканчивая Судебной коллегией Верховного суда. Всеми инстанциями в удовлетворении наших жалоб, о пересмотре приговора в отношении моего сына было отказано. Все правовые инстанции, рассматривая наши жалобы и ходатайства не знали, что в содержании протоколов заседаний многие показания и признания не отражены. Ни сыну, ни его адвокату, не были вовремя предоставлены протоколы судебных заседаний, лишь после завершения судебного дела мой сын был ознакомлен с ними, но в их содержании отсутствовали многие показания сына. "Неудобные" доказательства просто игнорировались и оценка всем признаниям Л.С. в том, что её вынудили органы милиции в написании заявления, просто не давалась, как- будто признаний и не было вовсе, а значит судебный процесс проведен с нарушением закона.
Вышеперечисленные судебные решения о признании моего сына- С.Н. виновным в покушении на совершение преступления, основаны исключительно на провокации со стороны сотрудников милиции. Все доказательства обвинения, якобы подтверждающие его вину, построены на недопустимом доказательстве - провокации, осуществленной под видом проверочной закупки. Считаю указанные судебные решения незаконными, подлежащими отмене на основании статьи 10 УК РФ в связи с принятием федерального закона, улучшающего положение моего сына. В данном случае таким законом является Федеральный закон от 24 июля 2007 года № 211-ФЗ.
По инициативе сотрудников милиции Л.С. была настойчива и побуждала моего сына к совершению противоправного деяния, что является провокацией, то есть искусственным созданием преступления с целью его последующего выявления. Вскоре, по такому же сценарию оперативники, пользуясь наркотической зависимостью Л.С. и создавая искусственную видимость борьбы с наркобизнесом, привлекли её к уголовной ответственности, и сейчас она отбывает наказание в колонии. Думаю возможным сделать запрос по месту пребывания Л.С. и организовать вывоз для дачи показаний в пользу моего сына. Она - единственный свидетель, которая признает его невиновность в случае пересмотра дела.
Не отрицаю, что само событие передачи наркотика имело место, но ранее мой сын никогда не сбывал наркотики. Цели извлечения прибыли при передаче героина Л.С. он не имел. Это произошло в результате противозаконной провокации сотрудников милиции. Если бы не их подстрекательство к совершению тяжкого преступления, оно не было бы совершено моим сыном. Мы неоднократно обращались в суд с запросом распечатки телефонных звонков между сыном и Л.С., изучив которые, суду стало бы ясно, что их знакомство имело не краткий, и не одиночный характер встреч, а постоянное общение.
Судом были нарушены принципы судопроизводства, а именно принципы полноты и всесторонности исследования доказательств.
1. На начальном этапе следствия трижды менялся состав следователей, которые отказывались вести следствие в виду отсутствия оснований для уголовного дела.
2. Защита моего сына, в лице адвоката, была лишена возможности полноценно использовать свои процессуальные права. Протоколы судебных заседаний готовились несвоевременно, и все показания Л.С. в пользу моего сына, а также показания сына, не отразились ни в одном протоколе заседаний; уголовное дело в промежутках между судебными заседаниями в канцелярию суда не сдавалось.
3. На протяжении всего следствия неоднократно менялся и состав прокуроров. На день приговора по делу сына был уже третий прокурор, который в перерыве заседания просил ознакомить и просветить его в материалы дела.
4. Их трёх сотрудников милиции, принимавших участие в день задержания сына, в судебном заседании были допрошены лишь двое, причем фамилия третьего сотрудника милиции даже не была установлена!!!
5. Суд весьма широко использовал практику односторонней оценки доказательств - брал за основу доказательства, представленные только органами власти; по надуманным основаниям отвергал показания и доказательства, на которые ссылались обвиняемый - мой сын, частные лица - будь то сторона защиты в качестве адвоката или сторона свидетеля - кем в деле сына является Л.С.
6. Из шести понятых по делу, в присутствии которых Л.С.сотрудниками милиции выдавались денежные средства для контрольной закупки, изымались деньги у сына, добровольно выдавалось наркотическое средство Л.С., допрошен лишь один, который путался в своих показаниях. По заявленному защитой ходатайству о вызове и допросе указанных выше лиц, судом было вынесено протокольное определение об удовлетворении ходатайства, однако судом не были приняты все процессуальные меры по выполнению указанного определения.
7. В процессе проведения ОРМ не был предпринят ни контроль звукозаписи телефонных переговоров перед встречей, звуко- или видеозаписи факта проведения проверочной закупки. А именно такие доказательства могли бы с убедительностью опровергнуть факт проявления инициативы на сбыт наркотиков.
8. Как следует из представленных суду доказательств, никаких сведений о том, что сын ранее участвовал в сбыте, готовился к сбыту наркотических средств, предлагал их кому-либо, у обвинения не было, он и ранее не был судим. Доказательств такого рода не добыто не в силу недоработок следствия, а по причине отсутствия таковых: мой сын не занимался сбытом наркотиков.
9. Доказательства, положенные судом в основу приговора, подтверждают только факт передачи героина, но не наличие умысла на незаконное распространение наркотиков.
10. Поскольку заявление в органы милиции Л.С. было сделано не добровольно, а под давлением сотрудников милиции, что является нарушением действующего законодательства, нельзя признать допустимым доказательством постановление, утвержденное заместителем начальника КМ УВД СВАО г.Москвы о проведении оперативного эксперимента с целью документирования преступной деятельности моего сына и данное доказательство не может быть положено в основу обвинительного приговора (ст.75 УПК РФ).
11. Суд не принял во внимание состояние здоровья моего сына, который страдает рядом хронических заболеваний и при этом имеет на своем иждивении престарелых родителей-инвалидов:
Мать: Заболевания:
1. Сахарный диабет II типа, инсулинопотребный тяжелого течения
2. Диабетдистальная полинейропатия
3. Диабетическая макроингопатия
4. Группа риска развития синдрома диабетической стопы 3
5. Гипертония
6. Инфаркт миакарда
Оперировано с облучением:
Гипотериоз средней тяжести (рак щитовидной железы)
Нахожусь на лечении у врачей:
1. Эндокринолога
2. Кардиолога
3. Невропатолога
4. Терапевта
Отец: Заболевания, оперирован:
Рак желудка с мекаментозной компенсацией
Подскажите мне что нам делать дальше, адвокат недобросовестно отнесся к делу моего сына и работал не в полную силу, а чтобы нанять другого, у нас нет таких денег. Мы с мужем ходили в межрайонную прокуратуру, на что прокурор сказал нам, что поздно заводить уголовное дело по провокации и спросил почему наш адвокат столько времени бездействовал. Разве мы пенсионеры, инвалиды можем что-то по правоведению знать? Ждали и слушали как наш адвокат нам о "проделанной" работе говорил и тешил нас надеждами. Подскажите куда нам еще обратиться, кому написать, чтоб правовые инстанции откликнулись на дело моего сына. Ждем с нетерпением ответа, с уважением, Маргарита Т.
Отвечает
Здравствуйте. Вами достаточно полно и убедительно изложены обстоятельства дела, свидетельствующие о провокации преступления в целях его раскрытия. Однако Вы не сообщаете, возбуждалось ли надзорное производство в президиуме облсуда (суда субъекта РФ) и в Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ, или же по жалобам выносились постановления об отказе в их удовлетворении судьей соответственно облсуда и Верховного Суда. Наконец, бывают случаи, когда вместо постановления судьи об отказе в удовлетворении надзорной жалобы из надзорной инстанции приходит "ответ" в форме письма, что законом не предусмотрено и может быть обжаловано председателю соответствующего суда с постановкой вопроса о привлечении судьи к ответственности.
Каждая из ступеней надзорного обжалования считается пройденной лишь в случае рассмотрения уголовного дела судом надзорной инстанции в порядке статьи 407 УПК РФ. Но в таком случае должны были быть приняты постановление (облсудом) или определение (Судебной коллегией по уголовным делам ВС РФ) об оставлении надзорной жалобы без удовлетворения. Если таких решений не принималось, значит, в надзорном порядке жалоба по существу еще не рассматривалась.
Разъяснения по порядку подачи надзорной жалобы содержатся в Постановлении Пленума ВС РФ от 11 января 2007 г. № 1 "О применении судами норм главы 48 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих производство в надзорной инстанции". На сайте также размещена краткая памятка "Обжалование в порядке надзора".
Но даже если предположить, что пройдены все надзорные инстанции, вряд ли использованы все аргументы, которые могли бы выдвинуть осужденный и его защитник. Так, законодательный запрет провокации поправками, внесенными в статью 5 закона об ОРД, вполне может рассматриваться как новый довод, меняющий содержание жалобы. Если первая надзорная жалоба была подана до вступления в силу запрета провокации, осужденный или его защитник может вновь обратиться с жалобой в ту же инстанцию, но по иным основаниям.
В Определении от 8 ноября 2005 года № 403-О Конституционный Суд в этой связи разъяснил: "По смыслу части первой статьи 412 УПК Российской Федерации с учетом положений части первой его статьи 404, повторной надзорной жалобой (представлением) следует считать жалобу (представление), принесенную по тому же делу, в отношении того же осужденного и по тем же основаниям, что и жалоба (представление), ранее оставленная без удовлетворения. Жалоба (представление), принесенная по иным правовым основаниям, не является повторной, а потому может быть подана вновь в ту же надзорную инстанцию."
Другим возможным вариантом, который можно использовать независимо от стадии надзорного обжалования, - обращение в суд по месту отбывания наказания с ходатайством об освобождении от наказания в связи с изданием уголовного закона, имеющего обратную силу, в соответствии со статьей 10 УК РФ и в порядке, предусмотренном пунктом 13 статьи 397 УПК РФ.
Наконец, самый, на мой взгляд, перспективный путь.
Принятие Федерального закона от 24 июля 2007 года № 211-ФЗ (запрет провокации) можно рассматривать как новое обстоятельство в соответствии с частью четвертой статьи 413 УПК РФ. Право возбуждения производства ввиду новых обстоятельств принадлежит прокурору (статья 415 УПК РФ), к которому вправе обратиться не только Ваш сын, но и Вы как заинтересованное лицо с заявлением об осуждении на основании провокации и возникшими новыми обстоятельствами в виде дополнения закона об ОРД, запретившего органам, осуществляющим ОРД, подстрекать, склонять, побуждать к своершению преступления, что несомненно имело место в отношении осужденного. При этом следует указать о принуждении Л.С. к совершению провокации, что также является нарушением закона об ОРД, согласно которому граждане оказывают добровольное содействие органам, осуществляющим ОРД. Заявление направляется прокурору субъекта РФ по месту вынесения приговора. Прокурор вправе инициировать проведение проверки по заявлению следственным органом. В связи с этим следует просить прокурора поставить перед руководителем следственного органа вопрос о допросе Л.С., указав место ее нахождения. Так что действуйте, не теряйте надежды. Попробуйте начать с новых обстоятельств.
Поделиться