1. Главная
  2. Консультации

Консультация №435

02.12.2007
Спрашивает Галина
В последнее время я часто обращаюсь к вашему сайту, поскольку обсуждаемые здесь вопросы непосредственно касаются моего сына, попавшего в аналогичную ситуацию. Вменяется один эпизод так называемого сбыта в результате провокации. К сожалению, понятие провокации обстоятельство оценочное и на прямую зависит от внутреннего убеждения правоприменителя. Тому пример Санкт-Петербургское дело с оправдательным приговором, за судьбой которого мы все внимательно следим. Может быть надо ставить вопрос о привлечении судей к ответственности за игнорирование позиции Европейского суда относительно провокации. На судебной власти в конечном итоге лежит ответственность за практическую реализацию исполнения международных договоров по правам человека на национальном уровне. На сегодняшний день в ФЗ «Об ОРД» внесены необходимые изменения. Если сейчас суд, рассматривая дело подобное делу Ваньяна, решает его по иному, возможно есть основания ставить вопрос об уголовной ответственности таких судей по статье 293 УК РФ. Может быть, тогда правосознание таких судей измениться и они будут решать уголовные дела в соответствии с принципами уголовного права, а также Конституцией РФ, а не руководствоваться интересами борьбы с наркоманией в ущерб правам наркозависимых людей, которые нуждаются в помощи государства – эффективном лечении. Что вы думаете по этому вопросу?
Отвечает
Галина, здравствуйте. Думается, основная причина тех негативных явлений, которые происходит в российской судейском корпусе, в отсутствии подлинной независимости судей. Судейское сообщество выстроено по вертикали, жестко администрируется руководителями судов. Председатели судов, по сути, контролируют судей, председатель суда субъекта РФ требует от судов не доводить рассматриваемые дела до оправдательного приговора. Оправдательный приговор рассматривается как недружественный акт по отношению к коллегам-следователям и прокурорам. Начальник следственного отдела или зам. прокурора у себя в городе ближе судье, чем Страсбург с его европейским правосудием. Муж, например, у судьи – районный прокурор, сын проходит практику в УФСКН... Вот и вся «незаинтересованность»...
Конечно, мужей судьям не поменяешь.
Лучшим выходом было бы развитие гражданского участия в судопроизводстве, т.е. непрофессиональные судьи: присяжные и народные заседатели. Но присяжные у нас могут рассматривать небольшой процент дел, а народных заседателей изгнали из судебной системы как раз тогда, когда вместо прикормленных «кивал» должны были появиться случайно отобранные граждане (по той же модели, что и присяжные), которые могли бы реально изменить состояние судебной власти. Федеральный закон о народных заседателях от 2 января 2000 года, решительно обновляющий этот институт, так и не начал по-настоящему работать и с принятием новых ГПК и УПК перестал действовать.
Привлечение судей к уголовной ответственности – не тот путь. По статье 305 УК (вынесение заведомо неправосудного приговора) необходимо доказывать умысел: доказать невозможно. По статье 293 УК (халатность) нельзя привлечь за не удовлетворяющие одну из сторон (а именно – сторону защиты) судебные решения.
Квалификационные же коллегии скорее выгоняют из своей среды «белых ворон», выносящих оправдательные и слишком мягкие приговоры.
Выход видится один – дебюрократизация суда.
Поделиться