1. Главная
  2. Консультации

Консультация №424

    30.11.2007
    Спрашивает Сергей
    Моему сыну, а также гр. Г. и С. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст30,п."г" ч.3 ст.228-1 УК РФ. Дело находится в суде, прошло предварительное слушание.
    Версия следствия (по обвинительному заключению): гр. Г., имея возможность приобретать наркотическое средство МДМА и умысел на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере с целью получения материальной выгоды вступил в предварительный сговор с Т. и С. На совместные деньги гр. Г приобрел МДМА, а затем вместе с С. и Т. на автомобиле товарища выехал из Лен.обл. в Моск. обл. В г. Клин автомобиль попал в ДТП и гр. Г. на такси выехал в Н.Фом. На первый взгляд все так просто. Но дальше (в доказательственной части) доказано, что гр. Г. был спровоцирован сотрудником ФСКН М. Этот М. по телефону (номер был получен от задержанного ранее человека, сотрудничавшего и первоначально также провоцировавшего гр. Г.) сообщил Г., что он может купить большую партию МДМА. Они договорились о цене, порядке поставки. В дальнейшем М. неоднократно звонил Г. и уточнял время выезда, место встречи, маршрут движения, фактически организуя поставку. Т.е. умысел у Г. возник не сам по себе, а в результате провоцирующих действий сотрудника ФСКН. Гр. Г. знал, где можно приобрести наркотик, но не приобретал его, не замышлял сбыта. Пока не появился покупатель в лице сотрудника ФСКН М. и не спровоцировал приобретение и последующий сбыт. Далее в этой же части в качестве доказательств обвинения приводятся показания свидетелей только о проверочной закупке, задержании гр. Г., изъятии у него МДМА и т.д. Несмотря на заголовок раздела: "Доказательствами, подтверждающими обвинение Г., Т. и С. являются", никаких доказательств причастности Т. и С. к сбыту, к предварительному сговору в нем нет. Зато ясно, что: 1. До начала провокации, в ее ходе оперативникам ничего не было известно о существовании Т. и С. вообще, о соучастии в преступной группе и о преступной группе как таковой тем более (нет подтверждающих это материалов ОРМ) Фигурировал один гр.Г. 2. Лишь в день выезда гр. Г. сообщил, что он выезжает вместе с друзьями. 3. При задержании Т. и С., а также водителя машины у них не было обнаружено нарк. средств; в машине тоже. Таким образом к сбыту как таковому С. и Т. не причастны, соучастие не доказывается. Но обвинены в этом. На каком основании? После задержания их доставили в подразделение ФСКН и в течение трех суток держали там в коридоре. Хотя должны были поместить в ИВС, как подозреваемых (ст.95 УПК и ФЗ). Содержали в ненадлежащих условиях, в незаконном месте, на стульях, в наручниках. Ни поспать, т.к. негде, ни поесть (нет пищеблока). Пострадавших в ДТП, избитых при захвате в Клину, подавленных морально. В течении трех суток, не имея доказательств причастности, не принимая во внимание разумные объяснения задержанных, сотрудники ФСКН "рассказывали" как было на "самом деле". Задержанные "созрели" через 2,5 суток и признались в том, в чем нужно было сознаться по мнению сотрудников ФСКН, которые "героически", не выходя из стен своего подразделения, раскрыли групповое преступление! Видимо, Т. и С. стали для сотрудников ФСКН случайным и неожиданным, но удачным дополнением в виде пункта "а" к заранее уготовленному для гр. Г. п "г", ч.3, ст.228-1 УкРФ. В ходе предварительного расследования Т. и С. не предъявлялись за неимением никакие доказательства виновности. Тем не менее расследование закончено обвинительным заключением. Ходатайство о прекращении уг. дела и освобождении из под стражи за непричастностью не удовлетворено. В теч. нескольких месяцев я обращался в различные органы (от Президента до гор. прокурора) в надежде прекратить необоснованное уголовное преследование.
    Обращал внимание на вышеперечисленные обстоятельства, но все безрезультатно.
    При очевидном нарушении ст.5 Закона об ОРД, многочисленных нарушениях УПК (задержание, содержание и т.д.), отсутствии результатов ОРД, подтверждающих существование группы, прокурор тем не менее утвердил обвинительное заключение и направил дело в суд. Непонятно, какие доказательства будет использовать гос. обвинение при рассмотрении дела в суде. Каковы на Ваш взгляд а)перспектива данного дела; б)тактика наших действий.
    Отвечает
    Нарушение статьи 5 Закона об ОРД (если будет доказано, что имела место провокация), влечет признание того, что обвинение считало оперативно-розыскным мероприятием, недопустимым доказательством. Если иных доказательств причастности Г. к совершению преступления нет, в идеале все должно рассыпаться. Велики ли шансы? Шансы есть, но, основываясь на Вашем описании, трудно сказать, насколько то, что произошло между М. и Г. подпадает под определение провокации (как Вы понимаете, "провокация" - понятие оценочное).
    Были ли показания Т. и С., данные в результате трехдневного бесчеловечного обращения, даны в присутствии защитников? Если нет, эти показания должны быть признаны недопустимыми (статья 75 УПК РФ).
    Обжаловалось ли бесчеловечное, унижающее достоинство обращение после задержания? Если обжаловалось, то какой результат?
    Поделиться