1. Главная
  2. Консультации

Консультация №2272

23.06.2010
Спрашивает Роман Викторович
Я Романов Р.В. 15.09.1963 г.р. – инвалид II группы, имеющий ряд сердечно сосудистых заболеваний, ампутационную по заболеванию нижнюю конечность, передвигающийся при помощи инвалидного кресла-коляски на ручном приводе (т.е. мои физические возможности крайне ограничены).
По решению Сыктывкарского городского суда «Приговором от 10.01.2007г.» я обязан отбывать уголовное наказание в Уголовно-исполнительной системе УФСИН России.
После состоявшегося приговора суда уже в камере предварительного заключения (далее – КПЗ), а затем в «тюрьме» (далее – ИВС) и на зоне (колонии) я почувствовал себя беспомощным, беззащитным и униженным – человеком второго сорта, раздавленным «механическим монстром» уголовно-исполнительной системы.
Для лиц уголовно-исполнительной системы поясняю, УИС устроена по аналогии службы в армии (т.е. режим, соответствующие нормы поведения и беспрекословное исполнение распоряжений администрации) и все тяготы отбытия наказания ложатся на плечи осужденного независимо от его желания и возможностей, одним словом, «нянек в зоне нет»!
Вместе с тем, в частности, ив моем случае, все мои просьбы и заявления (в различные адреса и инстанции) о том, что я не могу без страданий выполнять требования, прописанные как в УИК РФ, так и в нормативах правил внутреннего распорядка исправительных учреждений (далее – ПВРИУ), в мой адрес поступали ответы не по существу, причем устно мне «доходчиво» разъясняли, что «Вы – осужденный, отбывающий уголовное наказание» и что здесь не «красный крест» и не «богадельня», «а мы (в частности сотрудники ИУ) - люди «маленькие», действуем строго в соответствии с нормами УИК РФ и ПВРИУ, в котором никоим образом не регламентированы особенности отбывания наказания для лиц с Вашими (т.е.моими) физическими недостатками».
Вместе с тем и мне, инвалиду, отбывающему уголовное наказание, негде получить достоверную информацию как полноценно (при наличии физических недостатков), исправляться в соответствии с целями и задачами уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации и при этом не испытывать нужды и страданий от самого процесса исполнения наказания.
И вот наконец к главному:
- При таких обстоятельствах я пришел к убеждению, что работники УИС РФ (охрана, конвой и т.д.) действуют в строгом соответствии с уголовно-исполнительным законодательством РФ, в котором не конкретизирована степень исправительного воздействия в отношении лиц, имеющих существенные недостатки (например: безногие, инвалиды-колясочники, слепые и т.д.)
В следствии чего мною в Конституционный Суд РФ внесена жалоба на предмет проверки конституционности Уголовно-исполнительного кодекса РФ и принятых на его основании «Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений», регламентирующих и конкретизирующих порядок и условия отбытие уголовного наказания, а также разграничивающих права и обязанности лиц, осужденных к лишению свободы, лиц, имеющих инвалидность и существенные физические недостатки [см. приложение?1 – текст жалобы].
Жалобу вернули с любопытной мотивировкой: «… Отсутствие в Уголовно-исполнительном кодексе норм, специально регламентирующих особенности отбывания наказания осужденными-инвалидами не означает, что в исправительных учреждениях не действуют нормы Конституции РФ… Кроме того, Уголовно-исполнительный кодекс основывается на принципах законности и гуманизма…» ; (весело и в целом сложно оспорить) ;. При этом главным консультантом Управления конституционных основ уголовной юстиции Е.А. Соколовой тактично дан намек о необходимости добыть и предоставить К.Суду официальный документ, подтверждающий, что действие Уголовно-исполнительного закона на меня распространяется, что положения УИК РФ были применены в отношении меня и что кто-либо из сотрудников исправительного учреждения умышленно подвергал меня унижениям и издевательствам ;. Т.е. фактически мне необходимо (по моему мнению) совершить подвиг по принципу: «Сходить туда, не знаю куда, и добыть то, не знаю что», либо «убедить «самаритянина»-людоеда чистосердечно раскаяться в содеянном» ;
Одним словом рекомендации секретариата Конституционного суда РФ, в моем случае, для меня невыполнимы. Я в тупике! Что делать?
Учитывая выше изложенные обстоятельства прошу, протяните руку помощи «Hand Help», все, кто считает себя здравомыслящими и гуманными, ув. Президент РФ, ув. Премьер РФ, господа Законодатели РФ, Суды, Прокуратура, правозащитники, средства массовой информации и т.д., я обращаюсь к вам, к тем, кто полномочен, прошу - окажите содействие, к тем, кто не безразличен, прошу – отреагируйте, как можете.
Хоть нас, инвалидов-колясочников, отбывающих уголовное наказание в колониях РФ, незначительное количество, но всё же мы есть! Я попросту «раздавлен», уже не знаю, куда обращаться, везде всем «по барабану» ;. Конечно есть Европейский суд, но дождусь ли я ответа (результата), а это не факт – обстоятельства не в мою пользу (т.е. ни знаний, ни здоровья нет, а сил практически не осталось).
Отвечает
Здравствуйте.
Вы совершенно правы в том, что в уголовно-исполнительном законодательстве не предусмотрены особые условия отбытия наказания осужденными инвалидами, в том числе «инвалидами-колясочниками». Последние находятся в исправительных учреждениях в особо уязвимом положении, их содержание в таких же условиях, как и прочих осужденных, можно рассматривать как бесчеловечное обращение, что – если абстрагироваться от процедурных вопросов – дает основание для обращения в Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) с жалобой на нарушение Российской Федерацией статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
Однако обращение в ЕСПЧ возможно после исчерпания всех средств правовой защиты в России и не позднее шести месяцев после даты вынесения национальными органами окончательного решения по делу. При этом в ЕСПЧ могут быть обжалованы только нарушения прав, а не нормативные акты, которые могут послужить, но не послужили источником нарушения. Так если в статье 117 УИК РФ не предусмотрено исключений по применению взысканий в виде водворения в ШИЗО для инвалидов Вашей категории, но к Вам взыскания не применялись, то Вы не будете признаны жертвой нарушения Конвенции. А вот если статья 99 УИК, устанавливающая минимум жилой площади на заключенного, к Вам применена (т.е. на заявление о размещении Вас в условиях, позволяющих разместить инвалидную коляску, получен письменный отказ администрации ИУ, содержащий ссылку на данную статью Кодекса), тогда обжалование этого нарушения в ЕСПЧ будет отвечать правилам приемлемости (при соблюдении прочих условий).
В Вашем случае можно, на мой взгляд, считать нарушение Ваших прав длящимся, так как Вы испытываете постоянные страдания от действия тех обстоятельств, которые порождены отсутствием защищающих Вас как инвалида норм закона. Но так как шесть месяцев отсчитываются не от даты нарушения права, а от даты вынесения компетентными органами (как правило, это суд) окончательного решения по делу, обращение в ЕСПЧ не будет соответствовать требованиям приемлемости, если до того Вы не предпримете всех предусмотренных законом действий по защите своих прав в российских судах.
Здесь надо разобраться, в каком суде и что может быть оспорено.
Для обращения в ЕСПЧ, конкретные нарушения Ваших прав (то, что по существу можно расценивать как пытку, жестокое, бесчеловечное обращение или наказание) должны быть обжалованы в районный (городской) суд по месту отбывания наказания. Если суд примет отказное решение, его надо будет обжаловать в кассационном порядке. Определение суда второй инстанции означает исчерпание внутригосударственных средств защиты и дает старт течению 6-месячного срока обращения в ЕСПЧ.
Нормы Уголовно-исполнительного кодекса, если их применение к Вам нарушило или продолжает нарушать Ваши конституционные права, могут быть обжалованы в Конституционный Суд РФ, но при соблюдении следующего условия: эти нормы применены или подлежат применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде либо ином органе, применяющем закон (статья 96 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»). Т.е. в Конституционный Суд РФ не могут быть обжалованы нормы, не примененные к заявителю или не подлежащие непременному применению.
Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденные Приказом Минюста России от 3 ноября 2005 года, не могут быть обжалованы в Конституционном Суде РФ (КС не рассматривает ведомственные акты). Оспорить положения названных Правил можно только в Верховном Суде РФ в соответствии с его подсудностью (статья 27 ГПК РФ) и на основании статьи 251 ГПК РФ, согласно которой гражданин, считающий, что нормативным правовым актом органа государственной власти нарушаются его права и свободы, вправе обратиться в суд с заявлением о признании этого акта противоречащим закону полностью или в части.
Направленная Вами в Конституционный Суд РФ жалоба не отвечает требованиям закона как в части обжалования Приказа Минюста, так и по причине отсутствия сведений о применении к Вам перечисленных Вами норм (а они могут быть официально применены только при обжаловании в суд действий, основанных на этих нормах, либо если Вам удастся получить письменный ответ начальника колонии, прокурора или иного должностного лица с отказом в удовлетворении Ваших требований и содержащий ссылку на спорные статьи.
Поделиться