1. Главная
  2. Консультации

Консультация №1170

04.08.2008
Спрашивает Марина А

Обращается к Вам за помощью жена и мать, к Вам, как к борцу за справедливость! Умоляю помогите! Рушится жизнь, семья, надежды на будущее, счастье. Ситуация сложная, практически безнадежная.

Мой муж Сергей А., рабочий ..., 1966 года рождения взят под стражу в зале суда, и вот уже месяц находится в СИЗО г.Ставрополя, 7 мая 2008 года приговором Ленинского районного суда признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст 30, п «а» ч.3 ст. 228.1 УК РФ и ему назначено наказание в виде 9 лет лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Спешу описать события, предшествовавшие вышеизложенному.

Мой муж в 2004 году похоронил отца, началась депрессия и вскоре я узнала, что повторилось страшное, произошел срыв, муж начал употреблять сильнодействующие наркотики, чтобы не потерять работу он скрывал свою «болезнь», но работу наладчика аппаратуры знал хорошо, считался одним из лучших работников, проблем на работе не возникало.

В нашей страшной жизни помощи от государства не было никакой, мы были одни - со страшным проклятием, муж наркозависим. На таких как правило нечистые на руку люди и стараются делать деньги, а некоторые и успехи в карьере. Опишу теперь известную и мне, схему по которой борются у нас на Ставрополье с «наркоторговлей» и борются ли?

Из среды наркоманов для проверочной закупки выбирается жертва:

Подставляет жертву наркоман, который работает за дозу на милицию, «стукач»- за дозу и маму родную продаст, или надумает что захочет на обидчика, а кто проверит? 100% успех. или оговаривает жертву такой же наркоман по залету, чтобы самому уйти от ответственности, или бывают спланированные иные «засекреченные» мероприятия в частоте случаев, «кому-то» просто деньги понадобились.

И вот начинается охота.

Наркоман просит жертву купить для него наркотик, дает жертве меченые деньги.

Жертва ничего не подозревая о поставленных сетях, идет на контакт, бывает с уговорами, но покупает и передает покупателю. И тут наша милиция - на страже закона, ловит «наркоторговца» т. е, заранее избранную жертву и вроде по закону «проверочная закупка» а получается провокация со стороны милиции - сами подставляют на преступный путь.

В ситуации в которую попал мой муж все та же схема, только почему то закупка проводилась не один раз, чтобы пресечь сразу «зло», а неоднократно, и уже подгонять стали под организованную группу, да и под вес марихуаны за столь длительный период набралось на 25,57 грамм.

Нигде не работающий наркоман Ш., попросил А.Р. купить для него марихуану, обещая заплатить. Так как А.Р. неоднократно употреблял с Ш. более крепкие наркотики, он согласился и взял для приобретения деньги, заранее помеченные для закупки, и принес марихуану, купил он ее у некоего Славика.

В следующий раз Ш. опять попросил приобрести марихуану, заплатил помеченные деньги, А.Р. передал ему марихуану.

И таких закупок Ш. (внештатный сотрудник милиции) организовал около пяти.

«Организованный милицией Бизнес» у А.Р. набирал темп развития и А.Р. для передвижения начал нанимать автомашины то на ниве, то на Нисан Альера ездил и менял место встречи с Ш.

Затем Ш. познакомил А.Р. с девушкой по имени Н., (следователем ...ского района милиции.) Она стала звонить А.Р. и просила купить для нее марихуану, он покупал и передавал ей. (ПРОВОКАЦИЯ)

Один раз он попросил моего мужа Сергея повозить его по делам. Он согласился так как и раньше немного подрабатывал извозом, таксовал (зарабатывая на дозу, а чаще выносил из дома что-нибудь и продавал). А.Р. с кем то встречался, разговаривал, передавал сверток. Когда А.Р. попросил мужа в очередной раз подвезти его, то муж согласился и в этот раз девушка по имени Н. садилась в машину, разговаривала о наркотиках, выходя обратясь к Сергею попросила именно Сергея подать ей сверток, муж не зная что в нем, и что ведется скрытая съемка, передал сверток. Несколько раз мой муж по просьбе А.Р. передавал сверток или передавал А.Р. деньги.

Вот так муж попал в жертвы, единственным свидетелем обвинения его в участии сбыта наркотика в составе организованной группы, была сама организатор закупки у А.Р., заинтересованная в деле старший уполномоченный УБОП в чине капитана милиции Н., которая вовлекая в разговор моего супруга снимала его скрытой камерой со спины. Но ни показания свидетелей, ни показания подсудимых, никакие другие доказательства по делу не подтверждают наличие у моего мужа умысла на сбыт марихуаны организованной группой в размере 25,57 г., которые ему инкриминировали сотрудники милиции. Когда мой муж был арестован, то ни при нем, ни дома никаких наркотиков не было, так же и при аресте у А.Р. ничего не обнаружено, потому что никакой организации в этом деле нет, зато хорошо просматривается заинтересованность и организация этого «дела» органами следствия.

Для организованной группы необходимо чтобы была общность целей и длительность группы. В действительности объединяло всех жертв лишь одно- болезнь - наркомания.

Купить «мак кондитерский» можно через один в магазинчиках, там же продаются и конфеты и печенье, я сама несколько раз стояла в очереди среди наркоманов, и ждала чтобы купить конфет ребенку, отпускался мак прямо на глазах и других покупателей, более предприимчивые продавцы сетей тут же организовывают и продажу ингридиентов для приготовления смертельного зелья, растворители и прочее. Такая система продолжается уже долгие годы. И я не думаю что только я, жена бывшего наркомана замечаю этот бизнес на каждом углу нашего города. А ведь по нанесению организму вреда маковый дурман смертелен в отличие от марихуаны, которая давно опылилась с крапивой, и не несет в себе смертельной опасности, а в законе нет ни смертельных ни легких наркотиков, и срок один для всех видов отравляющих веществ.

В 2004 году после смерти отца у мужа началась депрессия, и произошел срыв, он опять начал принимать наркотики. Это страшная болезнь, и кто не сталкивался с этой болезнью тот не знает этого ада. Я дважды прошла этот ад рядом со своим мужем, я не оставила его и я горжусь что я помогла ему, может кто-нибудь скажет мне что я сумасшедшая, но я просто искренне люблю своего мужа просто потому что он единственный родной мой человек, отец моего ребенка, любимый. Я все равно никогда не оставлю его. У меня два высших образования, я работаю главным бухгалтером, уважаемый в коллективе руководитель. Родила двух здоровых детей от своего супруга. Дочери 21 год, имеет среднеспециальное образование, и незаконченное высшее экономическое.

Младшему сыну 5 лет. Он очень привязан к отцу. Три года муж ежедневно водил его в детский сад, и забирал, вместе ездили на дачу. У моего ребенка сейчас депрессия. Он тоскует по отцу. Как доказать что мой муж не торговал смертью? Мой муж сам очень сильно пострадал от наркотика. В 2004 году у него обнаружили хронический Гепатит С.

В апреле 2005 года муж согласился анонимно пройти в клинике лечение от наркомании, там ему вводили сильнодействующие препараты, в результате от наркомании его не вылечили а стало заметно заторможенность в движениях, его чувства притупились, появилась рассеянность, полное безразличие, как я узнала позже это было начало болезни – энцифалопатия - отмирание клеток мозга. Затем он опять начал колоться, болезнь прогрессировала, и даже постороннему стало заметным притупление и странная обреченность, частые провалы в памяти. Вот таким состоянием в то время и воспользовались мошенники, оформив на него два кредита в разных банках. Мошенников осудили, признали действия мошенническими, но безумные кредиты оплачивать обязан был мой муж, так как кредитный договор он подписывал собственноручно. А на мошенников мы подали иск, но имущества у них нет и никогда не будет. Поэтому эта ситуация остается неразрешимой….

Самое страшное в нашей истории, что таким состоянием мужа воспользовались не только мошенники, но и сотрудники милиции. Из всего видно что из всех водителей авто которых нанимал А.Р., мой муж, имея в прошлом судимость, больше всего подошел на роль немой жертвы. Да, в то время болезнь прогрессировала и муж продолжал принимать наркотики, и подписывал все документы, не понимая ничего. Его у следователя били, запугивали, говорили что не выпустят даже под залог, если он не подпишет. И он подписывал пустые листы без присутствия адвоката, подпись «присутствующего» на допросах адвоката уже появилась позже.

Муж сказал мне что меня вызывает следователь и что нужно заплатить деньги 30 тысяч. Его отпустили за подпиской о невыезде. В кабинете следователя я сказала сразу, что у меня нет денег, муж очень болен и никогда не сбывал наркотики, что он только сам употреблял их и в последнее время он очень плохо себя чувствует, решил направляться на лечение в христианский Центр. На что следователь сказал что выезжать за пределы города нельзя, а с меня как со свидетеля снял показания. Но в суд ни разу не то чтобы вызвали, даже не пустили.

По истечении двух месяцев после задержания у Сергея случился приступ, отнялась речь, руки, ноги. Обратились в поликлинику, обследовали, поставили диагноз Дисциркуляторная энцифалопатия 3 степени, сложного генеза. Болезнь Паркинсона. Было назначено лечение : таблетки, уколы, капельницы. В связи с тем, что мы еле еле сводили концы с концами денег хватало только на приобретение препаратов, лечение проводили самостоятельно по выписываемым доктором рекомендациям и рецептам. Процесс восстановления проходил очень медленно. Мы научились ходить, восстановилась речь. Для окружающих это не прошло незаметно. Адвокат, которого я наняла для защиты мужа, видел его тяжелое состояние, но ни он, ни суд, не запросили справки о состоянии здоровья моего супруга. По какой то злой иронии судьбы судья С. вел дело о рассмотрении мошенничества кредитов, оформленных на моего мужа, и процесс обвинения мужа в сбыте наркотиков, также вел он, и не мог не обратить внимание на состояние моего супруга.

Заседания судов часто откладывались, переносили на другие даты, несмотря на плохое самочувствие супруг ни разу не пропустил ни одного заседания, ведь это сразу же было заключение под стражу, а суд продолжался в течение 2,5 лет. Адвокат, который контролировал все происходящее на мои вопросы о делах, отвечал, что Сергей не виновен и в худшем случае будет условный срок. Мы с мужем так же были уверены в справедливости суда и ждали окончания этого действа.

За эти годы муж окончательно прекратил прием наркотиков, мы всей семьей стали посещать храм. В духовном восстановлении мужа нам огромную помощь оказал настоятель храма им Архангела Михаила в поселке им. Ленина близ города Минеральные Воды отец Сергий. Поездки по святым местам, беседы, совместные молитвы с мужем сотворили настоящие чудеса божьи, муж начал восстанавливаться. Сколько стало мне сил добиться всего этого, может только знать мать или жена наркомана….

Все свободное время мой муж проводил с подрастающим сыном, это взаимопонимание и беззаветную любовь описать невозможно. Они вместе прошли возраст почемучек, вместе играли, складывали пазлы и придумывали незатейливые игры друг с другом.

Это самый заботливый и добрый папа в мире. И вот 7 мая 2008 года, придя с работы меня никто не встретил, и когда мне позвонили и сообщили страшную весть что Сергея арестовали прямо в зале суда и приговорили к 9 годам лишения свободы, я едва не лишилась чувств….

В данный момент я сменила адвоката, адвокат которая ознакомилась с делом, заставила сделать запросы в клинику старого адвоката, т.к время им уже было упущено, и рассмотрев дела и приговор обнаружив массу нарушений, подала кассационную жалобу в Краевой суд.

Помогите, вся надежда на Вас.

Помогите, дело очень сложное и без Вашей помощи кассационную жалобу в краевом суде по таким вопросам могут даже не рассмотреть, оставить без изменения. Это мне рассказывали со слезами матери наркоманов, которые уже прошли краевой суд, и приговоры с ужасающими сроками оставлены без изменения, так как внегласные указания свыше такие дела не пересматривать, таким образом создавая видимость борьбы с «наркоторговлей». Если сможете помогите, освободить моего мужа от уголовного преследования, поддержите нас и наведите порядок. В Сизо г.Ставрополя тысячи больных наркоманов осуждены по провокации милиции, проверочная закупка, где единственные свидетели – следователи и работники милиции, статья 228.1 УК РФ в тюрьме называется «политическая». Нужно вернуть людям веру в справедливость, помочь больным людям найти свое счастье не за колючей проволокой в озлоблении и развитии ненависти, а в любви и счастье. По примеру исцеления моего мужа необходимо таким людям как отец Сергий оказывать помощь, чтобы он помог исцелиться большему числу страждущих, ведь наркомания болезнь духовная и нравственная.

Давайте вылечим нашу страну. Помогите, погибают от макового дурмана тысячи молодых здоровых людей. Нужно находить действующих продавцов смерти, а не отводить вину на больных! С верой в Вас Марина Ивановна.

Мой муж Сергей А. и множество других, содержащихся в СИЗО г.Ставрополя, присоединяются к моему письму и с надеждой ждут помощи.

Мы женщины, и матери бьющиеся о стены тюрем и непробиваемые стены «ЗАКОНА» .

Отвечает
  • завпунктом

Здравствуйте. Извините за задержку с ответом. На часть писем, поступивших до ухода сотрудников сайта в отпуск, мы не успели ответить.

Спасибо Вам за письмо. Полностью согласен с Вашими оценками борьбы с наркопреступностью, ориентированной на количественные показатели и перемалывающей в застенках людей, нуждающихся в лечении и реабилитации, на которых легче всего делать отчетность.

К сожалению, возможности консультантов сайта весьма ограничены.

В кассационной инстанции или, если кассационная жалоба рассмотрена и приговор оставлен в силе, то в надзорной инстанции следует, на мой взгляд, в первую очередь просить о сокращении срока наказания Вашего мужа, основываясь на обстоятельствах, характеризующих его личность. Необходимо представить все справки о состоянии его здоровья (если их нет в деле; не исключено, что некоторые надо обновить), заключение детского психолога о влиянии происшедшей в семье драмы на Вашего сына, справку о доходах семьи, если получится – справку из наркодиспансера, подтверждающую длительную ремиссию у Вашего мужа, а также ходатайства от таких людей как упомянутый Вами отец Сергий о сокращении срока лишения свободы. Можно ставить вопрос о сокращении срока и замене его условным, но будет ли результат? Лишение свободы условно может быть применено при назначении наказания не свыше 8-ми лет.

Что касается существа дела. Насколько видно из Вашего рассказа, жертвой провокации является другой осужденный по делу – А.Р. Роль Вашего мужа – насколько это следует из Вашего письма – роль пособника, оказывавшего транспортные услуги лицам, перевозившим наркотики. Наказание пособнику должно определяться, исходя из характера и степени его фактического участия в совершении преступления. С учетом состояния здоровья и других данных о личности и основываясь на статьях 33 и 34 УК РФ, можно просить вышестоящие судебные инстанции о сокращении срока.

Полагаю, это тот минимум, которого есть шанс достичь.

Для более серьезной защиты необходимо изучение всех материалов дела, что вряд ли возможно без привлечения добросовестного и опытного в такого рода делах адвоката. Возможно, Ваш новый адвокат справится с этой задачей.

Думаю, что Вам, как жительнице Ставрополья, имеет смысл обратиться за поддержкой к Уполномоченному по правам человека в Ставропольском крае Салюкову Алексею Ивановичу (его координаты см. здесь). Полномочия его в части воздействия на судебные инстанции невелики. Но Алексей Иванович – бывший краевой прокурор, опытный процессуалист. Попробуйте записаться к нему на прием.

Поделиться

Материалы по теме