1. Главная
  2. Блоги
  3. Дискуссионные вопросы уголовно…

Судебная практика районных судов Санкт-Петербурга по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных частью 4 статьи 228.1, частью 3 статьи 30 ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (2019 – 2020 гг.)

15.10.2020

Установленные Правительством РФ достаточно широкие диапазоны крупного размера количеств наркотических средств и психотропных веществ, обнаруживаемых в незаконном обороте или хранении – т.е., например, для гашиша от 25 грамм (крупный размер) до 10 кг (особо крупный размер), для кокаина – от 5 грамм (крупный размер) до 1,5 кг (особо крупный размер) и т.д., имеют следствием тот факт, что уголовные дела об оконченных и неоконченных преступлениях части 4 статьи 228.1 УК РФ охватывают достаточно большое число вовлеченных в незаконный оборот наркотиков лиц, что определяет актуальность настоящей статьи для вопросов защиты по уголовным делам о наркотиках. При подготовке настоящей статьи нами проанализировано 67 приговоров районных судов Санкт-Петербурга по выше указанной категории уголовных дел, вынесенных в 2019 – 2020 гг. – файл таблицы можно скачать по гиперссылке. Из приговоров видно следующее.

  1. Органы предварительного расследования (на сегодня, это почти всегда органы полиции) нередко допускают т.н. «избыточное вменение» покушения на сбыт наркотика (ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 228.1 УК РФ) лишь на том основании, что при задержании (вариант – при обыске по месту жительства) у лица было изъято неадекватное для личного употребления количество наркотиков (особенно, если таковые расфасованы по десяткам свертков). То есть, окончательная редакция обвинения излагается следователем в условиях недостаточно определенного в профильном постановлении Пленума Верховного Суда РФ №14 от 15.06.06 г. критерия оценки количества наркотика как доказательства умысла на его сбыт. Согласно пункту 13 указанного постановления, с одной стороны, количество наркотика может свидетельствовать об умысле на сбыт, но «при наличии к тому оснований». То же самое дополнение пункт 13 дает и к фактам расфасовки наркотика, как признакам их приобретения и хранения в целях сбыта. Иными словами, оба эти критерия (размер и расфасовка), как доказательства наличия у лица цели сбыта, профильное постановление Пленума Верховного Суда РФ по существу оставляет на усмотрение субъекта производства по делу – следователя, затем – суда.
      Из изученных нами 67 приговоров в 52 из них дело поступило в суд с обвинением по ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (покушение на сбыт наркотика), но в судебной стадии обвинение было переквалифицировано на часть 2 статьи 228 УК РФ (хранение наркотика в крупном размере для личного употребления) в 25 случаях или 48 процентов. Ключевым вопросом являлся вопрос о том, признает ли подсудимый цель сбыта. Само по себе количество наркотика как доказательство умысла на сбыт при отрицании подсудимым такой цели мы нашли только в 1 приговоре (менее 2% дел). В более очевидных случаях имели место факты указания обвиняемым на места произведенных им «закладок» и изъятие из них наркотиков в ходе осмотров мест происшествий с участием обвиняемого. По таким ситуациям в совокупности с признательными показаниями обвиняемого о наличии у него цели сбыта (даже при отказе от этих показаний в суде), с учетом выдачи «закладок» с наркотиками, квалификация его действий по ч. 3 ст. 30 ст. 228.1 УК РФ вопросов не вызывает.
  2. Правило части 2 статьи 77 и пункта (1) части 2 ст. 75 УПК РФ, как видно из изученных нами приговоров, следствие учитывает не всегда – по отдельным делам в основу обвинения по ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 228.1 УК РФ были положены только пояснения обвиняемого, данные им сразу после задержания и в отсутствии защитника. В судебной стадии подобные доказательства суд из числа доказательств исключает по правилам п. (1) ч. 2 ст. 75 УПК РФ.
  3. Избыточное вменение на досудебной стадии – с нарушением указания пункта 13 выше приведенного профильного Постановления Пленума Верховного Суда РФ о том, что в случаях, когда лицо, имея умысел на сбыт наркотиков, реализовало только их часть, все содеянное надлежит квалифицировать по ч. 3 ст. 30 соответствующей части статьи 228.1 УК РФ (т.е. как один эпизод) – по ряду дел состояло в том, что следственный орган квалифицировал в качестве самостоятельного эпизода каждый факт «закладки» наркотика и / или изъятия его при обыске, досмотре. В изученных нами приговорах таких примеров нашлось 4 – во всех случаях суд самостоятельно или по ходатайству государственного обвинителя объединял все эпизоды в один эпизод преступления ч. 4 ст. 30 ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на том основании, что умысел подсудимого охватывал сбыт всей партии наркотиков (особенно, если подсудимый на этом настаивал).
  4. Имел место единичный пример, когда второй эпизод сбыта наркотиков был основан только на показаниях свидетеля, но не подтвержден ОРМ «проверочная закупка». По данному эпизоду подсудимый был оправдан судом за недостаточностью показаний свидетеля для доказанности факта сбыта.
  5. Как мы и указывали выше, предметом незаконного оборота наркотиков по делам о преступлениях ч. 4 ст. 228.1 / ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 228.1 УК РФ являлись сравнительно небольшие их количества – всегда менее 100 грамм веществ – чаще всего, не более 50 грамм. Данное обстоятельство, на наш взгляд, свидетельствует о том, что по части 4 статьи 228.1 УК РФ привлекался низовой уровень участников оборота наркотиков, т.е. так называемые «курьеры» или розничные распространители.
  6. Назначаемое районными судами Санкт-Петербурга наказание для ранее не судимых лиц:
      - при обвинительных приговорах по ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 228 УК РФ – обычно в отношении лиц - курьеров, раскрывших места произведенных ими «закладок» наркотиков и / или лиц, признавших вину в хранении изъятых при задержании наркотиков именно в целях сбыта – составил в среднем 5 лет лишения свободы (при диапазоне от 2 до 11 лет лишения свободы по изученным нами приговорам); чаще наказание в виде лишения свободы было назначено с реальным отбыванием – ст. 73 УК РФ об условном осуждении была применена судами в 22% случаев;
      - при обвинительных приговорах по оконченному составу ч. 4 ст. 228.1 УК РФ – наказание в среднем составило те же 5 лет лишения свободы; в 20% случаев применена ст. 73 УК РФ с назначением наказания условно;
      - при обвинительных приговорах с переквалификацией с ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на ч. 2 ст. 228 УК РФ – наказание в среднем составило 3 года 4 месяца лишения свободы (при диапазоне от 2 до 5 лет); но уже в 54% случаев суды применили ст. 73 УК РФ с назначением наказания условно.
      Статья 64 УК РФ о назначении наказания ниже низшего предела санкции статьи УК РФ применялась судами часто – в 43% изученных приговоров. В отношении женщин, имеющих несовершеннолетнего ребенка, суды применяли отсрочку исполнения наказания – до достижения ребенком 14-летнего возраста (ст. 82 УК РФ).
  7. Для ранее судимых, если не установлен особо опасный рецидив преступления – размеры наказаний не сильно отличались от выше приведенных, с той только разницей, что наказание всегда назначалось с реальным его отбыванием в ИК соответствующего правилам ст. 58 УК РФ режима.
  8. Отягчающее обстоятельство – совершение преступления в состоянии опьянения – ч. 1.1 ст. 63 УК РФ (в таком состоянии обвиняемые нередко задерживаются с наркотиками полицией) – на досудебной стадии обычно не вменялось. В единичных приговорах указание на это обстоятельство имелось в обвинительном заключении, но судом было отвергнуто на том основании, что связь между преступлением и состоянием опьянения или состояние опьянения объективно стороной обвинения не доказано.
  9. Штрафы в качестве дополнительного наказания (в размере от 10 до 306 тыс. руб.) были назначены в единичных приговорах (7% от изученных) и при назначения лишения свободы условно. Штраф назначался всегда с предоставлением длительной рассрочки его оплаты.
  10. Позиция подсудимого (подсудимой) по всем (кроме 1 из 67) изученным приговорам состояла либо в полном признании вины в сбыте, либо в частичном признание вины – только в хранении наркотика для личного употребления. Только по 1 делу ранее судимый по ч. 1 ст. 228 УК РФ отрицал вину по всем эпизодам, пояснив, что наркотики ему подбросила полиция. Позиция была неэффективна – был задержан по итогам ОРМ «проверочная закупка». По итогам судебного разбирательства по ч. 4 ст. 228.1 УК РФ суд назначил наказание в виде 10 лет 2 месяцев лишения свободы, отвергнув смягчающие обстоятельство п. (и) ч. 1 ст. 61 УК РФ, т.к. в суде от данной на досудебной стадии явки с повинной подсудимый отказался. Статья 64 УК РФ при назначении наказания судом применена не была.
  11. Позиция подсудимого с частичным признанием вины состояла в том, что изъятые наркотики хранил для личного употребления обычно была эффективна по изложенным в пункте 1 настоящей статьи причинам. При этом по делам, где было изъято большое количество расфасованного по сверткам наркотика – но только не в раскрытых обвиняемым местах «закладок», а лично при нем или при обыске по месту жительства – эффективны в смысле переквалификации обвинения на ч. 2 ст. 228 УК РФ были пояснения подсудимого о том, что заказал большое количество наркотика через Интернет, т.к. это дешевле (вариант – безопаснее с т.з. избежания задержания полицией). В случае, когда наряду с почти 40 свертками с наркотиками у обвиняемого был изъят еще и телефон с фотографиями мест «закладок», для переквалификации обвинения на ч. 2 ст. 228 УК РФ эффективными оказались его пояснения о том, что данные фотографии он отправлял неизвестному ему сбытчику, с которым общался через Интернет, чтобы доказать, что в этих местах он наркотики не обнаружил. По данному делу обвинение в суде было переквалифицировано на ч. 2 ст. 228 УК РФ, но с назначением ранее не судимому, частично признавшему вину 4 лет 6 месяцев лишения свободы в ИК общего режима, т.е. примерно такого же наказания, как в среднем назначается по ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 228.1 или ч. 4 ст. 228.1 УК РФ.
  12. Из выше изложенного можно было бы выделить некоторые типовые ошибки защиты по делам рассматриваемой нами категории (речь идет в т.ч. о показаниях самого обвиняемого и его позиции в суде), а именно:
    - раскрытие мест хранения, особенно, «закладок» наркотиков, обычно ведет к фактически гарантированному осуждению за покушение на их сбыт (ч. 3 ст. 30 ст. 228.1 УК РФ) и исключает возможность переквалификации на часть 2 статьи 228 УК РФ; при этом, как видно из типовых наказаний (см. выше – пункт 5 настоящей статьи), применение судом п. (и) ч. 1 ст. 61 УК РФ об активном способствовании расследованию и ст. 64 УК РФ о назначении наказания ниже низшего предела санкции – все равно приведет к более суровому в сравнении с ч. 2 ст. 228 УК РФ приговору. Кроме того, нельзя исключить, что суд в приговоре не станет объединять все эпизоды преступлений ч. 3 ст. 30 ст. 228.1 УК РФ (по всем «закладкам») в один эпизод, а соответствующий довод в апелляционной стадии вдруг окажется неэффективным. Ремаркой заметим, что обвиняемый принимает решение о раскрытии мест «закладок» в соответствии со своей внутренней гражданской позицией, а также иными конкретными обстоятельствами – например, места произведенных «закладок» полиции уже известны по результатам ОРМ «Наблюдение»;
    - в случае явки с повинной и / или признательных показаний о цели сбыта и действиях по приготовлению либо покушению на сбыт, данных в стадии предварительного расследования и с участием защитника, отказ от них в судебной стадии малоэффективен и лишь усугубит положение обвиняемого, т.к. суд может не признать наличие смягчающего обстоятельства п. (и) ч. 1 ст. 61 УК РФ и не применить положения ст. 64 УК РФ при назначении наказания;
     - защитные версии о подбросе наркотиков полицией зачастую неэффективны и лишь усугубляют положение обвиняемого в судебной стадии при вынесении приговора.
  13. Мера пресечения в виде заключения под стражу до вынесения приговора по рассматриваемой нами категории дел применялась достаточно часто – 35% дел; в виде домашнего ареста – только в 2 случаях (3% дел).

Из вышеизложенного, полагали бы возможным дать следующие рекомендации по защите по делам рассмотренной нами категории.

  1. На момент задержания, если задержанный фактически находится в состоянии опьянения (что будет подтверждено результатам обязательного по делам о наркотиках медицинского освидетельствования) решение вопроса о позиции по подозрению при даче объяснений или показаний следует отложить со ссылкой именно на состояние опьянения. Если в последующем (но не через месяц) обвиняемый примет решение о способствовании расследованию, о характере и содержании своих признательных показаний, сторона защиты не будет лишена возможности постановки вопроса о наличии смягчающего обстоятельства п. (и) ч. 1 ст. 61 УК РФ, ссылаясь на то, что обвиняемый начал сотрудничать со следствием сразу, как это позволило его состояние или (если в итоге, заключен под стражу) фактическое его посещение следователем в СИЗО. Другое дело, что показания, данные уже после возбуждения уголовного дела, в отличии от признательных объяснений, данных до возбуждения дела - сразу после задержания, суды в качестве явки с повинной, как правило, трактуют. Здесь же напомним, что факт установления состояния опьянения на момент задержания обычно не квалифицируется в качестве отягчающего обстоятельства ч. 1.1 ст. 63 УК РФ ни на стадии предварительного расследования, ни судом в приговоре, хотя редкие исключения из этого правила все равно возможны – это к вопросу об отказе от медицинского освидетельствования, которое принудительно провести (с отбором мочи или крови) на практике все таки проблематично.
  2. Если задержанный подзащитный или уже подзащитный – обвиняемый принял решение о сотрудничестве со следствием, защитнику целесообразно ему разъяснить положительные и возможные отрицательные для исхода его дела стороны такого решения – см. подробнее выше – в т.ч. во избежание дальнейших необоснованных претензий к адвокату при последующем отказе подзащитного от ранее данных показаний и заявления о том, что вынужденный самооговор он совершил в присутствии адвоката – защитника. Вместе с тем, показания об источнике приобретения наркотика (обычно это сайт Интернета), как правило, желательны в т.ч. потому что это может вести к применению смягчающего обстоятельства п. (и) ч. 1 ст. 61 УК РФ – об активном способствовании расследованию – если не на стадии направления дела в суд, то уже в судебной стадии при решении вопроса о назначении наказания.
  3. Количество изъятого наркотика и даже факт его расфасовки не обязательно приведет к итоговой квалификации судом преступления, как покушения на сбыт наркотика (ч. 3 ст. 30 ст. 228.1 УК РФ) – судебная практика свидетельствует об обратном. Но гарантий признания судом количества наркотика и факта его расфасовки доказательством покушения на его сбыт то же дать нельзя. Как указывалось выше, проблемным здесь является пункт 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №14 от 15.06.2006 г. В то же время, по смыслу статьи 14 УПК РФ у суда нет причин без иных и достаточных оснований квалифицировать действия подсудимого по более тяжкому составу, когда имелись достаточные основания для привлечения его по части 2 или 3 менее тяжкой статьи 228 УК РФ.
  4. Основания задержания и возбуждения уголовного дела при рассмотрении судом ходатайства следствия об аресте в порядке ст. 108 УПК РФ всегда стороне защиты доступны. Из них при решении вопроса о возможной позиции подзащитного относительно признания / не признания сбыта наркотиков – необходимо, прежде всего, понять, какие результаты ОРМ («Наблюдение», «Прослушивание телефонных переговоров», «Снятие информации с технических каналов связи») были положены в основу подозрения в покушении на сбыт, будут ли они достаточны стороне обвинения для эффективного доказывания в суде покушения обвиняемого на сбыт наркотиков без подтверждения обвиняемым такой цели.
  5. При множественности (серии) «закладок» наркотиков и квалификации на стадии предварительного расследования каждого факта «закладки» в качестве самостоятельного эпизода преступления необходимо понимать, что пункт 13 профильного Постановления Пленума Верховного Суда РФ №14 от 15.06.2006 г. предписывает объединение таких эпизодов в один с квалификацией по ч. 3 ст. 30 соответствующей общему размеру количества наркотика части статьи 228.1 УК РФ – на том основании, что умысел виновного охватывал сбыт всей ранее приобретенной им в целях сбыта партии. Однако, не обращать на это внимание, полагая, что суд сам применит в приговоре указанное положение, тоже неправильно – особенно, если подзащитный вину признает в полном объеме и ничего по обвинению не оспаривает. Диапазон крупного размера количества наркотика достаточно широк – 3 эпизода ч. 3 т. 30 ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, связанные с обнаружением в 3 местах даже по 100 грамм кокаина, будучи объединены в 1 эпизод, не приведут к осуждению по ч. 3 ст. 30 более тяжкой части 5 ст. 228.1 УК РФ, а составит 1 эпизод ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, что по общему правилу, приведет к менее суровому наказанию.

Полагаем, что вышеприведенный анализ и сформулированные на его основе рекомендации могут быть полезны при осуществлении защиты по делам о преступлениях, предусмотренных ч. 4 ст. 228.1 / ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 228.1 УК РФ.

Поделиться