Реализация стороной защиты права изготавливать копии процессуальных документов до окончания предварительного следствия

Методические рекомендации

Кузьминых К.С.,
адвокат рег. №78/4143,
кандидат юридических наук,
доцент по кафедре криминалистики,
профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин
Межрегионального института экономики и права


  До сих пор адвокатам иной раз приходится сталкиваться с ситуациями, когда следователь или даже руководитель следственного органа не позволяют защитнику изготавливать своими средствами (например, цифровым фотоаппаратом) копии тех процессуальных документов, с которыми следователь сторону защиты знакомит1 .
  При этом следователи утверждают, что уголовно-процессуальный закон предоставляет такое право стороне защиты только при выполнении требований ст. 217 УПК. Характерно, что такой точки зрения придерживаются не только следователи, к примеру, районного уровня, но и отдельные должностные лица центрального аппарата СКП, хотя руководители иных следственных управлений СКП по субъектам федерации в подобных ситуациях признают законность вышеуказанных требований защитников. То есть практика противоречива, а правовая доктрина, в данном вопросе неоднозначна.
  Когда же отказы следователя в предоставлении защите права изготавливать копии процессуальных документов своими средствами защитник начинает обжаловать в судебном порядке, и суд выносит решение, обязывающее следователя данное нарушение закона устранить, иной раз уже прокуроры переходят к обжалованию таких очевидно законных решений судов всерьез. Доводы здесь следующие (приводим их по текстам двух кассационных представлений одной из районных прокуратур Санкт-Петербурга - справедливости ради отметим, что оба эти представления еще до заседания суда кассационной инстанции были прокуратурой отозваны).
  1. Часть 2 статьи 24 Конституции РФ, обязывая органы государственной власти и их должностных лиц предоставлять каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, не предполагает предоставлении возможности изготавливать копии с этих материалов своими средствами, поэтому данное конституционное положение реализуется уже тогда, когда соответствующие материалы следователь просто представил (дал прочитать) стороне защиты.
  2. Несмотря на то, что п. 6 ч. 1 ст. 53, а также п.п. 1 и 6 ч. 1 ст. 198 УПК предоставляют защитнику право знакомиться с рядом процессуальных документов до окончания расследования уголовного дела, данные положения уголовно-процессуального закона не предусматривают предоставление защитнику права снятия своими средствами копий таких процессуальных документов. Такое право также не регламентировано ч. 1 ст. 195 и ч. 1 ст. 206 УПК.
  3. Право изготавливать за свой счет копии процессуальных документов предусмотрено законодателем только по окончании предварительного расследования - при ознакомлении со всеми материалами уголовного дела - п. 7 ч. 1 ст. 53 УПК, причем данная норма согласуется с положениями ч. 2 ст. 217 УПК.
  4. Положения п. 13 ч. 4 ст. 47 УПК, предоставляющие обвиняемому право изготавливать копии процессуальных документов своими средствами, следует применять в согласовании с иными нормами уголовно-процессуального права, это право не допускает расширительного толкования, т.к. в противном случае сводится к ничтожности принцип недопустимости разглашения данных предварительного расследования, предусмотренный ст. 161 УПК. При этом положения п. 13 ч. 4 ст. 47 УПК предлагается толковать в четкой логической последовательности, в которой права обвиняемого перечисляются в ч. 4 ст. 47 УПК - так, п. 13 следует после п. 12, которым обвиняемому предоставляется возможность знакомиться со всеми материалами уголовного дела лишь после окончания предварительного расследования.
  5. Решения судов, обязывающие следователя предоставлять стороне защиты возможность изготавливать копии процессуальных документов своими средствами до выполнения требований ст. 217 УПК, противоречат принципам уголовного судопроизводства, т.к. такое право обвиняемому и его защитнику не предоставлено ст.ст. 172 - 174, 189 - 190 УПК, а предоставление стороне защиты вышеуказанного права лишает в дальнейшем сторону обвинения возможности провести анализ ранее данных показаний обвиняемого на предмет их последовательности и противоречивости, и провести свои доводы в обвинительном заключении.

  Вот примерный перечень доводов отдельных прокуроров (а также и следователей) о том, что стороне защиты (как обвиняемому, так и его защитнику) не может быть предоставлено право изготавливать своими средствами копии тех процессуальных документов, с которыми их следователь знакомит2 . При этом в каких-то случаях сторонники данной точки зрения допускают возможность переписывания стороной защиты каких-либо или даже всех сведений из данных документов, а в каких-то считают, что и этого делать стороне защиты нельзя - следователю достаточно лишь представить соответствующий документ стороне защиты для обозрения, например, дать подержать документ в руках - на то, чтобы время обозрения не было меньше времени, необходимого для прочтения, уголовно-процессуальный закон, кстати, то же напрямую не указывает.
  Между тем, такую правовую позицию, равно как и вышеприведенные ее вариации, следует признать очевидно ошибочной по следующим причинам.
  Известно, что часть 2 статьи 24 Конституции РФ обязывает органы государственной власти и их должностных лиц обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.
  Протокол допроса обвиняемого и заключения экспертов по расследуемому в отношении него уголовному делу затрагивают его (обвиняемого) права непосредственно, т.к. на данном этапе эти материалы рассматриваются в качестве доказательств обвинения. Кроме того, до окончания предварительного следствия сторону защиту обычно знакомят и с постановлениями о продлении срока следствия, которыми также затрагиваются конституционные права обвиняемого.
  Выполнение следователем требований ст. 198 УПК, регламентирующей в т.ч. права обвиняемого при назначении и производстве судебной экспертизы, очевидно взаимосвязано с положениями ст. 206 УПК - предъявлением заключения эксперта. Согласно ч. 1 ст. 206 УПК, заключение эксперта предъявляется следователем обвиняемому и его защитнику, которым разъясняется право ходатайствовать о назначении дополнительной либо повторной экспертизы.
  При этом известно, что в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 53 УПК РФ защитник вправе привлекать специалистов в соответствии со ст. 58 УПК РФ. По смыслу ч. 1 ст. 58 УПК РФ специалист может быть привлечен в т.ч. и адвокатом для разъяснения ему вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию, в т.ч. и на стадии предварительного расследования.
  Ст. 206 УПК не дает расширенного комментария понятия "предъявление заключения эксперта обвиняемому и его защите". Однако, статья не содержит и какого-либо запрета на получение стороной защиты копии заключения эксперта. При этом установленное ч. 1 ст. 206 УПК право обвиняемого и защиты ходатайствовать по результатам предъявления экспертизы о назначении повторной либо дополнительной экспертизы очевидно подразумевает предоставление указанным участникам уголовного судопроизводства возможности детально изучить (ознакомиться) с заключением эксперта, а не просто удостовериться в его наличии и надлежащем процессуальном оформлении.
  Согласно решениям Конституционного Суда РФ, в уголовно-процессуальном праве допускается аналогия.
  В данном случае, аналогия очевидно усматривается со ст. 217 УПК РФ, подробно определяющий порядок ознакомления обвиняемого и его защиты с материалами дела. При этом ч. 2 ст. 217 УПК РФ прямо указывает, что обвиняемый и его защитник имеют право не только выписывать сведения из материалов, но и снимать с них копии, в т.ч. с помощью технических средств.
  Кроме того, возвращаясь к ч.2 ст. 24 Конституции РФ полезно также обратить внимание на определение Конституционного суда РФ от 14.10.04 г. №329-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гр-на Менщикова А.Н. на нарушение его конституционных прав п. 13 ч. 4 ст. 47 УПК РФ".
  В данном определении Конституционный Суд указывает: "…норма пункта 13 части четвертой статьи 47 УПК Российской Федерации таких последствий не предполагает, поскольку прямо закрепляет право обвиняемого снимать копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств, и не связывает возможность его реализации лишь с одной или несколькими стадиями уголовного процесса". Та же правовая позиция приведена Конституционным судом РФ еще в ряде решений: определение Конституционного суда РФ от 20.02.2007 г. №157-О-О, а также в определении Конституционного Суда РФ от 24.02.2005 г. №133-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы г-на Ляшенко А.Н….".
  Здесь же стоит заметить, что соответствующие положения ранее действовавшего УПК (см. ч. 2 ст. 51 УПК РСФСР) толковались Конституционным Судом также, как это изложено выше. Так, согласно Постановления Конституционного Суда от 27 июня 2000 года № 11-П по делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова: "ограничение права защитника выписывать из материалов, с которыми он был ознакомлен до окончания следствия, любые сведения и в любом объеме не имеют разумного основания, не могут быть оправданы интересами следствия или иными конституционно значимыми целями, допускающими соразмерные ограничения прав и свобод (статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации)".
  Стоит напомнить и о состязательном характер уголовного судопроизводства в РФ - ч. 1 ст. 15 УПК и ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, при том, что следователь, как известно, представляет сторону обвинения (п. 47 ст. 5 УПК), а защитник и обвиняемый представляют сторону защиты (п. 46 ст. 5 УПК). Также ч. 3 ст. 123 Конституции закрепляет в качестве основы судопроизводства - равноправие сторон. Равноправие сторон очевидно подразумевает, чтобы права оной стороны корреспондировались с аналогичными правами другой.
  Полномочия следователя по уголовному делу в части привлечения к разъяснению требующих специальных познаний вопросов специалиста определены ч. 1 ст. 168 УПК во взаимосвязи с п. 3 ч. 2 ст. 38 УПК.
  Этому праву следователя, как стороны обвинения, соответствует право защитника на привлечение для разъяснения аналогичных вопросов специалиста (п. 3 ч. 1 ст. 53 УПК).
  Поэтому следует признать правильной такую практику, когда в случае отказа следователя защитнику изготовить копию заключения эксперта своими средствами, в соответствующем протоколе ознакомления защитник бы указал, что фактически ознакомление не состоялось, т.к. следователем было ущемлено соответствующее право защиты.
  Для чего это надо? Дело в том, что практика исходит из того, что если сторона защиты подписала протокол ознакомления, то с документом она ознакомилась. Но вправе ли защитник - не специалист в области конкретного вида судебных экспертиз - считать себя ознакомленным с заключением эксперта, если при этом он не понимает ряда положений заключения, а при ознакомлении (и после него) не мог прибегнуть к помощи специалиста? Представляется, что не вправе. А обвиняемый при этом вполне правомочен спросить у защитника развернутые пояснения по заключению экспертизы, которые, при отсутствии копий этого заключения, защитник дать очевидно не сможет, и права на защиту будут нарушены.
  В отношении изготовления своими средствами копий протоколов допросов обвиняемого также надлежит руководствоваться вышеуказанными решениями Конституционного Суда РФ, а в случае отказа следователя, в протоколе данный отказ зафиксировать. Говорить здесь о фактическом неознакомлении, конечно же, нельзя, т.к. специальных познаний для такого ознакомления обычно никаких не требуется. Однако, в дальнейшем сторона защиты вправе пояснить свой отказ от дачи показаний тем, что следователем нарушено право стороны защиты изготовить копию предыдущего протокола допроса. Все это, очевидно, формирует и документирует процессуальную ущербность уголовного дела, причем формирует обоснованно.
  Это же относится и к протоколам очных ставок и иных процессуальных действий с участием обвиняемого.
  Выше мы также упоминали про постановления о продлении и срока предварительного следствия. Упоминание защитником о том, что следователь должен предоставить ему право сделать копию этого постановления даже чаще, чем вышеописанные случаи вызывают у следователя недоумение.
  На самом деле и здесь следует обратиться к решениям Конституционного суда РФ: определение от 18.12.02 г. №429-О "По жалобе гр-н Березовского Б.А., Дубова Ю.А…." и от 08.07.04 г. №239-О "По жалобе гр-на Бадиловского…", где Конституционный Суд разъясняет вполне очевидный тезис о том, что если сторона имеет право обжаловать что-то, то она должна быть с этим чем-то ознакомлена. Вопрос о тайне предварительного следствия здесь решается и путем частичного ознакомления стороны защиты с постановлением, но в той части, которая для обжалования достаточна.
  Резюмируя вышеизложенное, следует подчеркнуть:
  1. Буквальное, систематическое толкование процессуальных норм позволяет сделать вывод о том, что закон до окончания расследования не дает права знакомиться стороне защиты со всеми материалами уголовного дела, а дает право на ознакомление лишь с теми из них, которые указаны в законе, а также с которыми следователь знакомит сторону защиты.
  2. Защитник обязан добросовестно осуществлять защиту законных прав подзащитного, а соглашательство с нарушением со стороны следователя права подзащитного получить копию важного для него процессуального документа может негативно сказаться на эффективности защиты, привести к нарушению права на защиту, гарантированного как ст. 47 УПК, так и ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (в т.ч. в смысле права иметь достаточные возможности для осуществления своей защиты).
  3. В случаях отказа следователя защитнику в копировании процессуальных документов простое подписание защитником протокола ознакомления с процессуальными документами без указания в протоколе на нарушение следователем прав подзащитного, гарантированных ст. 47 ч. 4 п. 13 УПК, ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 53 УПК фактически ведет к покрывательству защитником незаконных действий следователя.
  4. Кроме вышеуказанных замечаний в протоколе ознакомления с процессуальными документами в том же протоколе защитник может указать и то, что фактически ознакомление с процессуальными документами не состоялось (особенно, если речь идет о заключениях судебных экспертиз в тех областях, в которых защитник разбирается слабо). Применительно же к объемным протоколам допросов обвиняемого в тех случаях, когда такие допросы проведены до вступления защитника в дело, вряд ли можно признать состоявшимся и ознакомление вновь вступившего в дело защитника с такими протоколами только путем их прочтения (без изготовления их копий своими средствами с последующим их обсуждением с подзащитным).
  5. Отказ следователя в ходатайстве защитника об изготовлении копий процессуальных документов своими средствами подлежит обжалованию в порядке ст.ст. 124 и 125 УПК.



         

    1 Здесь и далее везде, где речь идет о защитнике, следует иметь ввиду не только защитника - адвоката, но законного представителя обвиняемого.
         

    2 Понятно, что в большинстве случаев сторона обвинения себя столь подробным обоснованием своей незаконной позиции не утруждает. По рассказам коллег, иные следователи просто вывешивают на стене в кабинете "объявление" о том, что фотографировать документы до окончания расследования защитник не имеет права, а на вопрос, почему, отвечают: читайте УПК.





Правовые консультации по делам, связанным с наркотиками