1. Главная
  2. Консультации

Консультация №4993

09.10.2012
Спрашивает Игорь П.
Наши судьи со слов свидетеля, начальника оперативно технического подразделения УФСКН пишут в приговоре - "Процессуальные документы на проведение аудио-видео съемки не составляются, так как съемка проводится скрытно и подпадает под закон о гостайне."
Никаких постановлений о назначении видеосъемки нет, есть только рассекречивание видео - диска после того.. И все!! Неужели это так?
А на диске строится всё обвинение. Очень жду ответа.
Отвечает
Здравствуйте.
Изучил приговор по делу Вашего сына только сейчас, когда кассационная жалоба уже должна быть подана. Но возможно некоторые общие соображения будут полезны в случае подачи дополнений к кассационной жалобе или же при дальнейшем обжаловании, если таковое понадобится.
Основной Ваш вопрос о допустимости доказательства - диска с видеозаписью проверочной закупки – невозможно разрешить без изучения документов, сопровождающих представление диска оперативными органами следствию. Но существующие процессуальные установления, касающиеся видеозаписи ОРМ, сами по себе противоречивы и являются на сегодняшний день предметом дискуссии и теоретиков и практиков. По сути Вы натолкнулись на не полное соответствие статье 81 УПК пункта 18 Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд. Указанный пункт допускает представления материалов видеозаписи в копиях, тогда как в УПК содержится общее правило о приобщении к материалам дела только подлинных источников информации. Носитель информации является вещественным доказательством. Даже при невозможности, по каким-либо причинам, приобщения подлинника записи к материалам дела, суд должен был удостовериться в существовании подлинника, осмотреть его, в том числе на предмет соответствия имеющейся в деле копии оригиналу.
При всей важности вопроса об этом конкретном доказательстве, изучение приговора показывает, что доказательства, положенные в его основу, недостаточны не каждое само по себе, а именно в своей совокупности. Соглашаясь с защитой, оспаривающей легитимность практически каждого доказательства в отдельности, суд в приговоре почти во всех случаях признает их допустимыми, ссылаясь на то, что их соответствие действительности подтверждается совокупностью других доказательств. Но эта совокупность, как видно из приговора, есть совокупность юридически ущербных доказательств, по каждому из которых суд согласился с нарушением процедуры их получения.
Признавая каждое оспоренное защитой доказательство допустимым, суд создавал лишь видимость мотивировки таких решений.
Так, суд согласился с тем, что постановление о представлении результатов ОРД не соответствует Инструкции, но указал, что это несоответствие «не может являться безусловным основанием для признания данного документа недопустимым доказательством, поскольку указанный документ содержит все необходимые реквизиты, вынесен уполномоченным лицом», также говорится, что постановление мотивировано. Но этого, исходя из инструкции, явно недостаточно. Ведь суд ничего не говорит при этом, чем именно мотивировано постановление.
Выявленные защитой противоречия в постановлении о проведении проверочной закупки также судом не отрицаются, но «не могут являться основанием для признания данного документа недопустимым доказательством». По тем же причинам: документ содержит все необходимые реквизиты, вынесен уполномоченным лицом, основания его принятия мотивированы. Но чем мотивировано?
Суд согласился с тем, что порядок передачи вещества для проведения исследования был нарушен, но признал это допустимым со следующей мотивировкой: «Неточность упаковки, указанная в направлении на исследование, не может свидетельствовать о том, что специалистом было получено иное вещество, т.к. после получения им подробно было описано поступившее вещество».
Оценивая довод подсудимого о признании недостоверным протокола его задержания, т.к. имеется копия протокола, отличающаяся по содержанию от находящейся в деле, суд отверг этот довод на том основании, что подсудимый «не отрицает факта его задержания и составления протокола».
Это лишь отдельные примеры, ставящие под сомнение саму сумму доказательств.
В дальнейшем обжаловании может оказаться полезным недавнее Постановление ЕСПЧ по жалобе Веселов и другие против России от 2 октября 2012 года. Подробное и жесткое решение. Европейский Суд не только вновь подтвердил, что недостаточно одних только проверочных закупок, если нет других доказательств, но и пришел к выводу, что российское законодательство на словах запрещая провокацию, на деле не содержит против нее никаких гарантий, не предусматривает никакого внешнего контроля за проведением проверочной закупки, оперативным органам не дано никаких ограничительных инструкций, каким образом им надо действовать, чтобы не допустить провокации при проведении контрольных закупок. К сожалению, русский перевод еще не опубликован. Размещаем пока английский текст, а также комментарий к этому важнейшему документу к.ю.н. П.В.Чикова.
Поделиться