1. Главная
  2. Консультации

Консультация №4916

20.09.2012
Спрашивает Ольга
Здравствуйте! Обращаюсь к вам с такой проблемой, мой супруг находится под следствием по ст.228ч.3 через ст.30. Дело в том, что сотрудниками ОУР была проведена проверочная закупка в ходе которой был составлен протокол осмотра транспортного средства(составлен был он сотрудниками ДПС, которые отношения к этому мероприятию вообще не имели) водителем которого являлся другой человек, а не мой муж. Этим протоколом изъяли из автомобиля бумажный свёрток с веществом серо-зелёного цвета растительного происхождения. Также у этого водителя изъяли из кармана брюк меченные денежные средства в сумме 3.500 тыс рублей. Всё это случилось в феврале этого года, т.е. мой муж должен был проходить как свидетель по данному уголовному делу, но в мае месяце его арестовали как сбытчика. Опера переделали весь материал на моего супруга, воспользовавшись тем, что когда их задержали, он не в каких документах не расписывался, и даже объяснительную с него не брали, а дали пять суток административного ареста якобы за мелкое хулиганство(полная фальсификация адм материала). Далее выяснилось, что протокол осмотра транспортного средства, зарегистрированный в КУСП ДПС-ми был получен одним из оперов и был уничтожен и составлен другой протокол ОМП, которым якобы из транспортного средства изъяли выше указанные ден средства и свёрток, и якобы это всё принадлежит моему мужу. Но так как я, сама лично забирала данный автомобиль со стоянки отдела полиции, у меня случайным образом оказалась копия протокола осмотра транспортного средства составленного на водителя, которую я сохранила. По данному факту я обратилась в следственный комитет, и протокол ОМП имеющийся в уголовном деле признали недопустимым доказательством. На основании этого адвокат подал следователю ходатайство о признании показаний понятых, этого водителя и опера составившего этот протокол также недопустимыми доказательствами. На что следователь ответил, что у него нет оснований не доверять данным лицам(полный абсурд). И наконец вопрос, если их показания признаются недопустимыми, а также соответственно и данные денежные средства, имеет ли место тут быть проверочной закупки. А так же доказательств сбыта самого наркотического средства у следствия нет, так как общественные наблюдатели, которые сейчас проходят как свидетели и опер факта сбыта не видели и не слышали. Ну соответственно ни о каких смывах и речи не может быть. С уважением, Ольга
Здравствуйте. Ольга, дело в том, что юриспруденция не знает предположений. И юрист, консультируя, не может ответить на вопрос — что будет, если их показания признают недопустимыми. Вернее, ответить можно, но в этом не будет смысла. Дело в том, что сейчас, на следствии, эти доказательства (показания понятых, оперативника) не будут признаваться недопустимыми, так как без них уголовное дело развалится. Если следователь скажет, что таких доказательств у него нет, значит, дело надо прекращать. А этого никто делать не будет. Поэтому в Вашем деле основная работа будет в суде, когда там Вы будете допрашивать понятых, оперативника, и сравнивать их показаний с объективными доказательствами. Давайте посмотрим, какие есть объективные вещи, а какие субъективное мнение следователя. Объективно — в машине нашли наркотики, этот факт никто не оспаривает, ни Вы, ни второй участник. Это зафиксировано в протоколах осмотра транспортного средства, и в Вашем, и в том, какой есть у следователя. У Вас только разные мнения, кому принадлежат изъятые наркотики. Соответственно, позицию защиты надо стоить на том, что изъятые наркотики не принадлежат мужу, и к этому выводу подтягивать все доказательства. Давать ответ по поводу проверочной закупки я не могу, так как про нее Вы ничего не написали.
Поделиться