Hand-help.ru
Правовые консультации по делам, связанным с наркотиками
  1. Главная
  2. Консультации

Консультация №390

18.11.2007
Спрашивает Андрей
Здравствуйте.
Для Вас это типичный случай, когда садят больного человека (наркомана) из-за повышения статистики раскрываемости преступлений, но для меня это родной человек. Прошу Вас слёзно, помогите добрым советом. Моему брату предъявляют обвинение по двум статьям 228-1 (часть 1) и одной 228 (часть 1). Дальше идёт история с его слов (извините за большое письмо).
3 июля около 8:00 я пошёл на работу, но сначала я зашёл к Евгению, у которого покупал наркотики. Я предварительно позвонил ему и договорился об очередной порции. Не дойдя до Евгения, мне позвонил Дмитрий и узнав куда я иду попросил меня купить и ему порцию, т.к. Евгений продавал только тем, кому он доверял. Я отказал Дмитрию, но он стал очень сильно уговаривать меня купить ему героин на мои деньги (потом он мне их отдаст), т.к. у него начиналась ломка. Заверив меня, что Дмитрий отдаст мне деньги, я зашёл к Евгению и купил пять пакетиков героина: три для себя и два для Димы. После чего я встретил Дмитрия на остановке и передал ему его героин, а он отдал мне 1200 руб., которые я истратил на наркотики. После чего я пошел на работу.
Примерно около 12 часов дня мне снова позвонил Дмитрий и снова попросил меня купить ему наркотиков. Я отказал. Через полчаса я освободился от работы и мне снова позвонил Дмитрий и сказал что ему очень нужно со мной встретиться и что это не телефонный разговор. Мы договорились встретиться на остановке. Но его не было. После чего я пошёл купить сигарет в киоск. Ко мне подбежал незнакомый парень и представился сотрудником милиции.
В милиции мне дали две статьи 228-1 потому, что Дмитрий покупал наркотики не только себе. За полчаса до нашей встречи к Дмитрию обратился парень (сотрудник милиции) и попросил купить героина. Дмитрий добавил своих денег и стал звонить мне с просьбой купить наркотики.
В начале квалифицировали по 228-1 ч2 из-за того, что два пакетика которые я отдал Дмитрию, вместе, по весу, составляют крупный размер, плюс 228 ч1 за мои два пакетика. За время следствия мои действия переквалифицировали на 228-1 ч1 за пакетик Дмитрия, вторая 228-1 ч1 за пакетик, который достался милиционеру и 228 ч1 за мои два пакетика.
Отвечает
Здравствуйте. Как Вы пишете, Ваш брат обвиняется по части первой статьи 228-1 УК за сбыт одному человеку, по тому же составу преступления - за сбыт другому человеку, плюс по части первой статьи 228 УК за приобретение и хранение для личного потребления.
Такая квалификация, исходя из изложенной Вами фабулы, неправильна в связи со следующими обстоятельствами.
1. Приобретая героин для Дмитрия, обвиняемый действовал по его просьбе в интересах покупателя, а не в интересах продавца. Дмитрий искал наркотики, был заинтересован в их получении, но не имел самостоятельной возможности их приобрести. Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2007 года № 14 "действия посредника в сбыте или приобретении наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов следует квалифицировать как соучастие в сбыте или в приобретении наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в зависимости от того, в чьих интересах (сбытчика или приобретателя) действует посредник." В данном случае видно, что инициатива исходила от Дмитрия. Следовательно, действия Вашего брата должны быть квалифицированы как соучастие в приобретении по части первой статьи 228 УК.
2. Если Дмитрию было известно, что "парень" - сотрудник милиции, в таком случае Дмитрий действовал как агент, пытался осуществить проверочную закупку. Но так как Ваш брат лишь содействовал ему в приобретении, объектом закупки следует считать последнее в данном случае звено - Евгения.
Если же Дмитрию не было известно, что это за "парень", и он приобретал для "парня" наркотик через Вашего брата, то проверочная закупка была проведена не у Вашего брата, а у Дмитрия. В таком случае Ваш брат не являлся объектом проверочной закупки (равно как и Дмитрий, который также был посредником в приобретении).
Таким образом, в действиях Вашего брата нет двойной части первой статьи 228-1, а есть одна часть первая статьи 228 (содействие в приобретении в крупном размере). То обстоятельство, что Дмитрий приобретал наркотики не только для себя, не может быть вменено в вину Вашему брату, т.к., судя по представленной информации, обвиняемый об этом не знал, "парень" его ни о чем не просил.
Такой подход основывается на практике Верховного Суда РФ. Так, в Постановлении Президиума Верховного Суда РФ от 1 августа 2001 года по делу Гаранова говорится:
"По смыслу закона под сбытом наркотических средств следует понимать любые способы их возмездной или безвозмездной передачи лицу, которому они не принадлежат. При этом умысел виновного должен быть направлен на распространение наркотических средств.
По настоящему делу такие обстоятельства судом не установлены.
Как видно из материалов дела, О. привлек Гаранова в качестве посредника для приобретения себе наркотического средства в небольшом количестве, свидетельствующем о предназначении для личного потребления.
По договоренности с О. и совместно с ним Гаранов выполнил объективную сторону деяния, предусматривающего ответственность за незаконные приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере: за деньги О. и по его просьбе купил героин и отдал ему. Умыслом Гаранова охватывалось оказание О. помощи в приобретении героина, а не его сбыт (распространение). <...>
Судебная коллегия Верховного Суда РФ, оставляя в силе судебные решения в отношении Гаранова, указала, что он выполнил все действия, присущие незаконному сбыту наркотического средства. О его умысле на сбыт приобретенного у Ж. героина, говорится в определении, свидетельствует предварительная договоренность с О. и то, что сбыт был возмездным, так как Гаранов часть героина оставил себе.
Однако выводы Судебной коллегии не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.
Как установлено органами предварительного следствия и судом, Гаранов не имел наркотического средства, которое мог бы продать (передать) О. при их первой встрече. Купленный за деньги О. героин принадлежал О., и это наркотическое средство он у Гаранова не "приобрел" в том смысле, который заложен законодателем в это понятие, а взял имущество как его владелец.
Предварительная договоренность об оказании О. помощи в приобретении наркотического средства была у Гаранова не со сбытчиком, а с приобретателем героина, поэтому такая договоренность не может рассматриваться как признак сбыта наркотического средства, и вознаграждение он получил за счет приобретателя героина, а не продавца.
Эти существенные обстоятельства, влияющие на правильную квалификацию действий Гаранова, надлежащей оценки в определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ не получили.
Между тем данные обстоятельства объективно свидетельствуют о необоснованном осуждении Гаранова в качестве сбытчика наркотического средства."

Не зная материалов дела, нельзя утверждать, но можно предположить, что ситуация Вашего брата - аналогичная.

Если взять другой, менее благоприятный вариант и исходить из того, что Ваш брат находился в сговоре с Евгением и приискивал ему покупателей, получая за это от Евгения вознаграждение (из Вашего письма такого не следует, но, допустим, у обвинения есть какие-либо тому доказательства, например, полученные при прослушивании).
И в таком случае обвиняют его не в том.
Тут опять же развилка
1. Дмитрий действовал как агент.
Значит, была проверочная закупка. Согласно указанному Постановлению Пленума, "в тех случаях, когда передача наркотического средства, психотропного вещества или их аналогов осуществляется в ходе проверочной закупки, проводимой представителями правоохранительных органов <...>, содеянное следует квалифицировать по части 3 статьи 30 и соответствующей части статьи 228-1 УК РФ, поскольку в этих случаях происходит изъятие наркотического средства или психотропного вещества из незаконного оборота."
Кроме того, квалифицировать действия обвиняемого по двум идентичным статьям неправильно. Верховный Суд в своей практике по этому поводу разъяснял, что "тождественные действия осужденного свидетельствуют о наличии у него единого умысла на сбыт наркотического средства" и не образуют совокупности преступлений (см. Определение Судебной коллегии по уголовным делам от 24 апреля 2007 года по делу Ф.). Следовательно, признание Вашего брата соучастником Евгения в сбыте образует часть третью статьи 30, часть вторую статьи 228-1 (покушение на сбыт в крупном размере). Правда, это хуже, чем сдвоенная часть первая статьи 228-1. Наказание и в том, и в другом случае примерно одинаковое (или по совокупности, или по особо тяжкой статье), но часть вторая - особо тяжкое преступление, хотя есть мнение, что с применением статьи 30 как неоконченное преступление она перестает быть особо тяжкой.
2. Дмитрий сам был объектом проверочной закупки.
В таком случае статья 30 отпадает, но не может быть и двух преступлений по части первой статьи 228-1. Это самое неблагоприятное развитие дела, т.к. должна быть вменена часть вторая статьи 228-1.
Из всего вышеизложенного, наверное, очевидно, что задача защиты доказать, что имели место не сбыт, и не покушение на сбыт, а соисполнительство в приобретении.

Поделиться