1. Главная
  2. Консультации

Консультация №3806

27.01.2012
Спрашивает Татьяна
Здравствуйте, уважаемые юристы сайта! Меня зовут Татьяна. Мой сын третий год отбывает наказание в ИК строгого режима - дали 6 лет 6 месяцев. Осужден за покушение на сбыт - 2 эпизода, один - КРУПНЫЙ ВЕС ! - 6,1 грамма марихуаны и ч.1 ст.228 - 6,05 грамма марихуаны- хранение без цели сбыта.
Задержали 28 января 2009г., был под подпиской. Мы в жизни никогда не имели проблем с законом, поэтому юридически абсолютно безграмотные. А в тот период еще не было доступа в Интернет, Ваш сайт я нашла, когда сына уже отправили по этапу.
Адвоката наняли по рекомендации, что он человека с героином "вытащил", а тут трава... Получилось так, что он ничего не сделал, как сыну лучше поступить, особо не советовал. Сказал, что раз уж первый допрос был с дежурным адвокатом и сын все рассказал, то теперь уж ничего не изменишь. Даже не сказал, что можно скопировать материалы уголовного дела, я это сделала через год после приговора
Ребят было двое, давно друг друга знают. Мой сын - Денис, другой - Максим. Постановление о ПЗ было в отношении неустановленного лица по имени Максим, но у него не было наркотиков и он обратился к сыну, зная, что он курит. Так было два раза. Закупщиком был их общий знакомый, сосед Максима, бывший участковый милиционер, задержанный на рабочем месте в состоянии наркотического опьянения.(героин)
После административного задержания оба написали явку с повинной. Сын писал собственноручно, но ему сказали, что будешь писать то, что мы тебе скажем. Но ничего там не было, кроме действительных событий продажи. В явке с повинной Максима, которую писал не он сам ( по причине сильного алкогольного опьянения), а нач. МРО, написано, что он 1,5-2 года приобретал у сына наркотики. И якобы в январе сын предложил ему покупать наркотики только у него, так как они давно знают друг друга.
Далее это присутствовало во всех протоколах допросов Максима. О договоренности между ними - и в протоколах допросов сына. И это положено в основу обвинения сына в умысле на сбыт.
В материалах дела есть детализация телефонных соединений на номер сына за 6 месяцев, к уголовному делу приложены только за 2 дня - дни проведения ПЗ. Сын мне сказал, что Максим ему никогда не звонил. Поэтому и прикладывать нечего в подтверждение слов Максима. Суд на это не обратил внимания.
Я сама ходила к следователю, говорила, что это неправда, на что он мне сказал, что когда сын придет на следующий допрос, пусть он ему напомнит и он перепишет. Но сын этого не сделал. На суде ребята отказались от дачи показаний, суд зачитал их показания, перед этим им разъяснена сущность ст.51 Конституции, а не ст.47 УПК. Я так понимаю, что это нарушение.
Только на свидании у него в колонии я узнала, что кто-то из оперативников ему сказал: "Молчи, останешься на свободе". Он и молчал.
Сейчас уже второй год не можем добиться рассмотрения надзорных жалоб, судьи отказывают. Мотивируют отказы тем, что у сына был умысел на сбыт и договоренность с Максимом, поэтому ПЗ законны.
Сын рассказал, как следователь оформлял протоколы допроса. Он сажал его недалеко от себя так, чтобы можно было видеть текст на экране монитора. Задавал какие-то вопросы, писал, потом сын отсаживался, следователь добавлял в текст то, что сын не говорил, но было нужно следователю - о договоренности, распечатывал и давал на подпись. Сын начинал читать, а он ему: Мы же только что с тобой вместе печатали, у меня времени нет, подписывай. И в итоге - он сам себя подставил. Это теперь никак не доказать? ведь везде стоит подпись сына?
Максим сам говорил сыну, что они отдали следователю через адвоката 170 тыс.руб., может и прокурору с судом тоже, и он был абсолютно уверен, что ему дадут условно 1 год. Так и произошло. Мой тоже надеялся на условных 2 года.
Обращалась в АГОРА, написали надзорную, дело истребовали, но через 2,5 месяца 27 декабря - отказ. Ответ еще не получила. Думаю, что ничего нового там не увижу.
Вопрос мой именно по протоколам допросов сына: Что-то сейчас он может сделать, как-то заявить, например, оговорил себя? Или уже поздно?
Прошу Вас, по возможности, ответить мне.
Хочу выразить Вам благодарность за помощь, какую Вы оказываете нам.
Благодаря Вам я узнала о возможности подписания доверенности от сына, сейчас пользуюсь ею.
Всего доброго! С уважением, Татьяна.
Спрашивает Ольга Фёдоровна:
Приговором Н-ского районного суда от 15. 04. 2010г. мой сын Павел осужден по ч. 3ст. 30, п. "г"ч. 3ст. 228. 1 УК РФ к 8, 5 годам в исправительной колонии строго режима.
Павел 1981 г. рождения, женат, имеет несовершеннолетнего ребёнка, на учёте не состоит, по месту жительства и работы характеризуется положительно, имеет два высших образования, от рождения болен астмой. На момент суда жена находилась в отпуске по уходу за малолетним ребёнком.
08. 01. 2010г. Павел был задержан после проверочной закупки 6, 055г марихуаны за 300 рублей. Это количество было отнесено к категории крупных размеров. В ходе личного досмотра в кармане в кармане куртки было обнаружено 6, 278г марихуаны и меченые 300 руб. В ходе досмотра машины, за рулём которой находился Павел, в багажнике было обнаружено около 1250г марихуаны, очень затейливо упакованных (три раза пакет в пакет) да ещё стакан со следами травы и отпечатками пальцев.
Что было на самом деле? Павел, занимаясь частным извозом, повёз "закупщика" к продавцу травы, у которого и остались меченые деньги. В благодарность за услугу "закупщик" отсыпал Павлу небольшое количество, не превышающее 1г. Это количество и было найдено в его кармане при личном досмотре. Оперуполномоченные двумя машинами следовали за машиной Павла и, конечно, всё видели, но…такой оборот их не устраивал. Вес в кармане был назван 6, 278г. Машину осмотрели прямо во дворе Управления, оставив Павла в кабинете. Машина была экипирована для выездов на природу, в ней была разная посуда, в том числе и стаканы. Кроме того, машина принадлежала жене Павла, но о вызове собственника не было и речи.
Павел отказывался подписывать сфабрикованные бумаги, хотя ему выбили передние зубы. По дороге к дому с целью досмотра жилища оперуполномоченные пригрозили найти тот же пакет с травой в квартире, но тогда…привлечь Павла вместе с женой. На этой стадии Павел впервые увидел понятых. На пороге дома он подписал всё.
И "закупщик", и понятые наркоманы, употребляющие героин. Есть сведения, что "закупщик" был задержан за кражу, а один из понятых его друг.
Конечно, нет дыма без огня. Главная вина Павла в том, что он сам систематически курил марихуану, знал, где её купить, а работа в качестве таксиста весьма благоприятствовала проведению проверочной закупки с последующим обнаружением в машине пакета с травой. В результате физического и психологического давления со стороны правоохранительных органов Павел допустил такие ошибки в своём поведении, которые привели к тяжелейшим последствиям для него и его семьи.
Когда таким образом собранные материалы проверки были направлены в следственную службу УФСКН РФ по области, Павел пытался рассказывать, что и как было на самом деле, и
Почти два месяца настаивал на том. что он был лишь пособником в приобретении марихуаны для "закупщика". В конце февраля новый адвокат убедил Павла в основном согласиться с обвинением и вкупэ со следователем придумал для него легенду о том, как за два часа до проверочной закупки некто, назвавшийся позже Михаилом, сел в машину Павла и по пути следования очень скоро предложил купить около килограмма марихуаны за 15 тысяч рублей якобы плохого качества.
Жена Павла говорит, что он выехал на работу, потому что была крайняя нужда в деньгах. А тут оказывается, что у него с собой 15 тысяч, которые он взял с собой, чтобы купить запчасти для машины. Но ведь 8 января праздничный выходной день, Рождество Христово.
На этой стадии расследования родственникам предложили заплатить один миллион рублей за условный срок, но надо было всё подписать. Отдали 800 тысяч, больше не было. Мать сняла эти деньги со счёта.
Теперь обнадёженный и окрылённый Павел подписал всё, он даже составил фоторобот несуществующего деда Мороза с большим пакетом марихуаны, описал, как она была упакована, указал на стакан и два маленьких свёртка, которые он сразу предусмотрительно в расчёте на "закупщика" переложил в карман куртки. Начал говорить, что, посадив "закупщика"в машину, не к продавцу марихуаны его повёз, а просто катался, чтобы посмотреть: нет ли слежки.
В первый же день задержания Павел по сговору с оперуполномоченным звонил продавцу травы. Начинается работа с другим возможным уголовным делом, где фигурантом является уже настоящий продавец. Павел думает, что он помогает следствию и рассчитывает на дополнительное послабление. Однако на суде над "барыгой"его просят сказать, что лично он никогда не покупал у него марихуану. "Закупщик"разговор с Павлом о предварительной договорённости и во время совместной поездки за травой записал на аудиокассету, но разговор не вписывался в сфабрикованное дело, и кассету размагнитили. Это не помешало многократно ссылаться на неё и в материалах уголовного дела, и в приговоре, где даже указано, что кассета приобщена к материалам дела. Зачем?
На суде не было ни одного свидетеля. Показания свидетелей со стороны обвинения оглашались.
Свидетелей со стороны защиты не существовало ни на одном этапе. На предварительном следствии никого даже не опрашивали со стороны защиты. В действиях последнего адвоката усматривается сговор со следствием. Суд прошёл в отсутствии адвоката. Судья лично сказала Павлу:". Признаешь вину полностью, срок будет меньше…"Решение суда вынесено при полном отсутствии состязательности сторон.
Со дня задержания до суда Павел содержался под стражей. Даже если осуждённый совершил вменяемые ему незаконные действия, он никого не подсадил на наркотики, передал коноплю не подростку, а давно страдающему наркоманией человеку, так что не было никакого вреда для общества. В его преступлении нет жертвы. Не было никаких оснований для избрания такой меры пресечения. Недопустимо заключение под стражу использовать как инструмент для получения нужных показаний.
После обысков(личного и машины)исчезли многие личные вещи Павла и его жены. Возвращено было только то, что нельзя было не возвратить. Жена неоднократно подавала заявления в прокуратуру, следователь приезжал в колонию и требовал забрать заявление. Так и не было никаких объяснений.
Приговор суда прогремел как гром среди ясного неба. Павел сам написал кассационную жалобу, в которой характеризовал действия следствия как провокацию, написал сбивчиво, неубедительно, плохо читаемым подчерком. Без удовлетворения. Теперь прошло два года.
Как можно облегчить положение Павла, который несёт наказание за преступление, которого не совершал?
С благодарностью и уважением к Вашему труду. Ольга Фёдоровна
Здравствуйте, Ольга Федоровна и Татьяна.
Ваши вопросы схожи, поэтому я отвечу Вам одновременно.
Очень сожалею, но мы вряд ли сможем Вам помочь. Как мы уже говорили раньше, после вступления приговора в законную силу, остается не так много способов обжаловать приговор. Это написание жалоб в надзорные инстанции, которые предусмотрены законом, и обращение в Европейский суд по правам человека, когда усматриваются явные нарушения при вынесении приговора. Обращаться в Европейский суд Вы уже не можете, так как существуют достаточно жесткие сроки для обращения в суд - 6 месяцев с момента вступления приговора в законную силу. А по Вашим делам этот срок уже прошел. Так что остается только писать надзорные жалобы, что Вы уже делали ранее. На нашем сайте есть статья - Обзор статистических данных о результатах деятельности Верховного Суда Российской Федерации. Так вот, согласно статистике, Верховный Суд РФ рассматривает менее полпроцента (0,5%) надзорных жалоб. Эти цифры наглядно говорят об эффективности надзорного обжалования.
По Вашим делам подозреваемые по делу сделали одну и ту же большую ошибку - написали признательные показания в том, чего они не совершали, (Татьяна, адвокат был прав, если ранее уже были даны признательные показания, даже с дежурным адвокатом, адвокат практически бессилен). Этого не стоило делать. Я думаю, что эта ошибка вызвана исключительно доверчивостью людей, которые абсолютно безграмотны юридически - верить следователю и оперативникам надо только хорошо посоветовавшись с адвокатом. Но увы....
Поделиться