1. Главная
  2. Консультации

Консультация №3214

08.09.2011
Спрашивает Иван
Здравствуйте!
Гражданин В попавшийся ГНК с наркотиками, видимо под давлением или для смягчения своей ситуации, написал заявление о том что его знакомый гражданин А продал ему этот наркотик, хотя в действительности гражданин А не имеет к этому никакого отношение и подобным никогда не занимался.
Скорее всего последует обыск квартиры, сотрудники наркополиции должны предоставить разрешение суда на обыск, при обыске должно присутствовать 2 понятых, отсюда вопрос, откуда гражданин А будет знать, может понятые которые придут с ними - это подставные лица ( знакомые сотрудников наркополиции )?
Ведь по таким заявлениям могут придти в любой дом и подкинуть что либо, и понятые закроют глаза и согласяться со всем что напишут в протоколе.
Отсюда главные вопросы
1.Как быть в таких ситуациях, если человек не виноват и его хотят подставить по таким липовым заявлениям?
2. Если пришли с обыском и постановлением суда, как предоставить 2ух понятых которые действительно никакого отношения не имеют к этой ситуации?
3. Какие инструкции следует знать если вдруг пришли с обыском и у них есть постановление суда на обыск, как обезопасить себя от подброшенных наркотиков в квартире?
Ведь такие дела можно пачками заводить, ловя наркоманов и заставлять их писать заявления такого рода,проводить обыски и подкидывать наркотические средства!
Добрый день, Иван.
Да, я в Вами полностью согласна, к показаниями наркозависимых людей необходимо относиться очень и очень осторожно, однако, российская судебная практика придерживается иного мнения. Так, согласно Международной классификации болезней, утвержденной Всемирной организацией здравоохранения, наркозависимость — это болезнь, со всеми вытекающими последствиями. Однако, в нашем российском уголовном процессе нет прямого запрета на допрос (и иные следственные действия) с больным человеком. И не важно, какая именно это болезнь — онкология, грипп или наркозависимость. Российский закон просто не затрагивает вопрос болезни потерпевшего, свидетеля или подозреваемого. Только лишь в ст. 187 УПК РФ указано, что «При наличии медицинских показаний продолжительность допроса устанавливается на основании заключения врача.» Как видно из нормы закона, заключение врача дается не относительно самого факта допроса, а именно его продолжительности. Но это норма работает только тогда, когда есть процессуальное лицо (сам потерпевший, подозреваемый, адвокат), который будет в протоколе указывать, что лицу требуется медицинская помощь. Как Вы сами понимаете, если никто не заинтересован в этом (ни следователь, ни сам наркозависимый), то никто и не будет вызывать врача. Наркозависимый будет допрошен в состоянии абстинентного синдрома, подпишет документы, смысл которых он вообще не понимает, и позже никто даже не узнает, что свидетель находился в болезненном состоянии.
По моему мнению, это сильный пробел в законодательстве, который вызывает большие проблемы в судебной практике — именно поэтому я и ответила Вам, что я согласна в Вами — любого человека можно привлечь к ответственности при наличии больного наркозависимого и «своих» понятых.
Далее. Согласно ст. 182 УПК РФ, обыск в жилище производится на основании судебного решения. В постановлении суда должно быть указано: полный адрес, где судья разрешает производство обыска, основания для обыска, наименование суда, а также то должностное лицо, которое просило суд произвести обыск. На постановлении должна быть «живая» подпись судьи, синяя печать суда. Если же Вам показывают копию судебного решения, на котором вообще нет печати, такое судебное решение не имеет законной силы. Как на это реагировать, я скажу ниже.
Имейте в виду, что в квартиру с обыском могут прийти и без судебного решения, а только с постановлением следователя — закон это разрешает в исключительных случаях. «Исключительные случаи» - закон не дает их конкретного разъяснения, а только лишь говорит, когда ситуация не терпит отлагательств (ст. 165 УПК РФ). Однако на практике часто бывает, что по делам, связанным с незаконным оборотом наркотиков, применяются как раз «исключительные случаи». Следователи объясняют это тем, что по таким делам очень легко избавиться от следов преступления (то есть от наркотиков), и пока они будут получать судебные разрешения на обыск, подозреваемый и его родственники могут легко избавиться от наркотиков. Суды идут им навстречу — так что не удивляйтесь, что с обыском могут прийти и без судебного разрешения.
Понятые — действительно очень важные процессуальные лица, и для сотрудников полиции лучше иметь понятых, которые не «подведут» и не преподнесут сюрприз впоследствии. На мой взгляд, привод понятых с собой из числа близких друзей, родственников, бывших коллег и т.д. — нарушение норм УПК РФ, поскольку грубо нарушается принцип независимости понятых. Если понятые пришли вместе с сотрудниками полиции, то можно сделать следующее — занести в протокол замечание об этом, и попросить предоставить понятых из числа соседей, которые точно не связаны с сотрудниками полиции. Дело в том, что законом определен только минимум понятых — не менее двух, но максимум не определен. В моей практике был случай, когда я при производстве обыска пригрозила занести в протокол факт «своих» понятых, следователь, чтобы не связываться со мной, разрешил мне дополнительно привести понятых из числа соседей, и в итоге в следственном действии участвовало 4 понятых, закон это не запрещает. Если такое Ваше предложение не получило одобрения от следователя, единственное, что Вы можете сделать — занести все это в протокол.
Также важное правило — не оставлять сотрудников полиции (следователя, оперативников, их понятых) одних в помещении. Потребовать, чтобы обыск происходил в каждой комнате в присутствии следователя, понятых, самого подозреваемого (или члена его семьи). Чтобы все находились в одном месте и следили за действиями друг друга, при этом остальные сотрудники полиции не производили обыск в другом месте — сначала обыскали одну комнату, потом все вместе толпой пошли в другую комнату.
Последнее и самое важное. Есть правило — все ходатайства, замечания, протесты делаются только в письменном виде. Если Вы ленитесь, игнорируете, возмущаетесь, отказываетесь от подписи, и ничего не пишете в протоколе — это все играет против Вас. Если Вы не написали ничего в протоколе, то значит ничего не было — это позиция российской судебной практики, и ничего уже с этим не сделаешь. Поэтому есть строгое правило — все, что хочешь сказать, все, с чем не согласен — надо писать в протоколе. Впоследствии суд скажет, что у Вас была возможность выразить свой протест и возмущение, но Вы этого не сделали. Поэтому АБСОЛЮТНО все Вы должны записать — понятых привели с собой, они с сотрудниками милиции общались на «ты», как старые знакомые, на постановлении суда нет печати, отказались вызвать понятых из числа соседей, ходили по квартире бесконтрольно и все-все-все.
Если же сотрудники милиции устроили у Вас в квартире «маски-шоу», применяли силу и у Вас просто не было возможности реализовать все вышесказанное, то это надо будет сделать в самое ближайшее время после обыска. Например, обратиться к следователю с ходатайством о своем допросе, и рассказать, как именно производился обыск в Вашей квартире.
Поделиться