1. Главная
  2. Консультации

Консультация №3139

    21.08.2011
    Спрашивает Сережа
    Здравствуйте.
    На данный момент я являюсь военнослужащим. Срочная служба, по призыву. Должен был демобилизоваться 5.07.2011.
    17.07 был задержан на территории части операми ФСБ, ФСКН, контрразведки. Одновременно со мной были задержаны ещё двое моих сослуживцев. Тоже солдаты срочной службы.
    У одного при обыске изъяли 1,2гр гашиша. Я добровольно сдал 5,6гр гашиша, спрятанные мной в каптёрке. /если я правильно понимаю, это нельзя трактовать, как добровольную сдачу/ Ещё один участник в дальнейшем добровольно сдал 25,2гр, спрятанные им.
    На двоих из нас завели уголовные дела. 228 часть 1ая и часть 2ая соответственно. Меру пресечения вынесли – подписка о невыезде с нахождением на территории в/ч под контролем командования части.
    Сейчас закончилось предварительное следствие. Все дали показания. Прошли все очные ставки. Выдвинуто обвинение. В моём случае - приобретение и хранение наркотических средств без цели сбыта в крупном размере группой лиц. У второго – то же самое в особо крупном.
    Сейчас дело передано прокурору.
    Пытались изменить меру пресечения на подписку о невыезде дабы уволиться из вооруженных сил РФ. На сколько мне известно, следователь был готов на это пойти. Т.к. я и остальные участники дела проживаем в непосредственной близости от места службы. Но вмешалось командование части, каким-то образом оказав влияние на следственный комитет или начальников следователя, и всё сорвалось.
    В показаниях, как моих, так и других фигурантов по делу, картина следующая. У всех нас изъят один и тот же наркотик. Приобретён он нами совместно для личного потребления. Один из нас (тот у которого крупный размер) нашел где и у кого приобрести, договорился с курьером, и в дальнейшем со мной, о том чтобы я сходил и встретил незнакомого мне человека, привезшего наркотики к территории части. Я встретил и забрал. Далее собравшись втроём, мы всё поделили между собой, согласно предварительной договорённости. Далее мы отправились по местам несения службы, где и были задержаны.
    Хранившийся у меня гашиш я разделил на несколько кусков и завернул в фольгированную бумагу. Объяснил это следователю тем, что так мне было удобнее хранить и потреблять. Разделил - чтобы не таскать всё с собой, завернул – чтобы гашишь не терял своих свойств.
    Все проходящие по делу лица, в том числе и я, на данный момент признали свою вину по выдвинутым нам обвинениям и раскаиваемся. Все заявили особый порядок.
    На данный момент собраны положительные характеристики с места жительства, места последней работы, а также справка, о том что меня готовы принять обратно на туже должность как только я вернусь на свободу.
    В в/части на меня написали удовлетворительную характеристику, но, видимо, не удержались и влепили мне задним числом в личную карточку 4 дисциплинарных взыскания, в виде выговоров различной строгости, которых я естественно никогда не получал. В действительности за всю службу у меня было лишь одно поощрение и никаких взысканий.
    Ранее я не судим.
    Провели экспертизу – признали вменяемым, не наркозависимым.
    Из общения со следователем выяснил, что в планах у него заявить одного свидетеля – опера, проводившего задержание. В принципе, думаю, это мне только на руку. Ведь он же должен свидетельствовать, что мы, так сказать, при задержании вели себя хорошо, и по сути, всё изъятое ими, было добровольно сдано нами.
    Очень волнует то, что командование части постоянно вмешивается в дело. И, что самое неприятное, у них получается оказывать влияние на ход событий, что видно по мере пресечения на которой они настаивают. Логика легко просматривается – «Чтоб у всех на виду, да пожестче, чтоб другим неповадно было». Боюсь, что в дальнейшем они окажу такое же влияние и на прокурора и на судью.
    Также из факторов, ухудшающих положение моих дел, нельзя не отметить, что всё это случилось в июне, именно тогда, когда у нас проводился месячник «Армия против наркотиков». Не знаю, конечно, на сколько это важно, но, думаю, этим тоже могут оперировать с целью отправить меня валить лес на максимально возможный срок.
    Т.к. преступили закон мы военнослужащими, естественно, следователь был военным, как и прокурор, который сейчас должен рассматривать наше дело. Ну и суд, конечно, будет военный, или гарнизонный. Что внушает серьёзные опасения.
    Хочется услышать мнения специалистов и людей так или иначе сталкивавшихся с подобными уголовными делами. Буду благодарен за любой совет.
    Просто не знаю теперь чего ждать от ближайшего будущего. Как вы понимаете, самый больной вопрос – каковы шансы избежать реального лишения свободы?
    Жду мнений и советов.
    Заранее спасибо.
    Серёжа
    Отвечает
    Здравствуйте. Поскольку Вы согласились с предъявленным обвинением и ходатайствовали об особом порядке, обстоятельства совершения преступления не имеют значения. Исследоваться будет только вопрос о назначении наказания. Из судебной практики отдельных гарнизонных судов видно, что ранее не судимым, привлеченным по части первой статьи 228, присуждают штраф или условное лишение свободы. Хотя в Вашем случае отягчающим вину обстоятельством является совершение преступления группой лиц. Но даже при этом условии реальное лишение своды маловероятно.
    Поделиться