1. Главная
  2. Консультации

Консультация №3052

18.07.2011
Спрашивает Андрей
Здравствуйте, меня зовут Андрей. Узнал о Вашем сайте от соседа по камере и очень заинтересовался. Может, Вы сможете помочь мне в моей ситуации.
В ноябре 2009 г. меня задержали возле зоны при попытке переброса мобильного телефона осужденным. Подбросили мне наркотики в карманы и сверток. Вызвали НОН и понятых. Сляпали дело, как попало, и повесили еще один эпизод, чтоб суд уже ко мне относился предвзято. В итоге, мне дали 9 лет строгого режима. Никаких моих доводов не взято во внимание.
Я обжаловал приговор в кассационном порядке. Осужден я был по п. 2 ч. 3 ст. 228.2 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа; по ч. 3 ст. 30 – п. 2 ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам лишения свободы без штрафа.
В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказания, окончательное наказание – 9 лет колонии строго режима без штрафа.
30 сентября 2010 г. кассационным судом приговор отменен и дело направлено на новое рассмотрение. Меру пресечения мне так и оставили – содержание под стражей.
Основанием для отмены послужили следующие обстоятельства.
«В соответствии со ст. 297 УПК РФ, приговор должен быть законным, обоснованным и справедливым. Приговор признается таковым, если он был постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона. Как видно из материалов дела, указанные требования закона судом первой инстанции должным образом не выполнены.
Признавая Андрея К. виновным в незаконном сбыте наркотических средств в особо крупном размере, суд указал, что 01.09.2009 г. в период времени с 21 до 23 часов около магазина … он сбыл гр. С. наркотическое средство – диацетиломорфин (героин) общей массой 28,951 грамма.
Суд также признал, что 04.11.2009 г. Андрей К. с целью сбыта наркотических средств с неустановленным следствием лицом по имени Владимир, отбывающим наказание в ИК-…, по указанию которого забрал сверток с наркотическими средствами: диацитиломорфином (героином) в особо крупном размере общей массой не менее 3,895 г, метадоном массой не менее 0,215 г и гашиша массой не менее 1,362 г у осужденной по данному делу гр. Н. по месту ее жительства, после чего, с целью переброса этих наркотических средств для осужденных на запретную зону территории ИК-…, приехал совместно с М., которому сообщил о своих истинных намерениях в дер. …, где, пройдя на запретную зону ИК…, передал для переброса сверток М., однако, довести свой преступный умысел до конца не смог, поскольку они были обнаружены и задержаны сотрудниками ИК-…. Затем в этот же день в 22:10 в ходе осмотра места происшествия вышеуказанные наркотические средства были обнаружены и изъяты сотрудниками МРО УФСКН.
Такие выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уг. дела, установленным судом, что в силу п. 1 ч. 1 ст. 380 УПК РФ, является основанием отмены приговора.
Обосновывая вину Андрея К. и по первому и по второму эпизоду, суд в качестве доказательства, подтверждающего его вину, сослался на протоколы осмотра места происшествия. Из данных протоколов следует, что местом происшествия является кабинет оперативного отдела ИК-…, где в присутствии понятых были обнаружены:
02.09.2009 г. 2 свертка, один из которых находился на письменно столе, а другой добровольно выдал С. из кармана шорт. При вскрытии 1-го свертка в нем было обнаружено два свертка, в первом из них находилось 3 свертка с веществом светлого цвета в виде порошка, во втором – 6 свертков с веществом светлого цвета в виде порошка и комочков, 2 свертка с порошкообразным веществом светлого цвета и сверток с комкообразным веществом светло-коричневого цвета. При вскрытии свертка, выданного Степаненковым П. были обнаружены сверток из отрезка бумаги, 2 свертка из полимерного материала, в каждом из которых находилось порошкообразное вещество светлого цвета;
04.11.2009 г. – в правом кармане куртки у Андрея К. обнаружен сверток в котором находилось 3 полимерных свертка, один с веществом белого цвета, два других – с веществом бежевого цвета. В свертке, лежащем на столе, обнаружены два свертка из полимерного материала с комкообразным веществом бежевого цвета, в третьем свертке обнаружены еще 2 полимерных свертка со спрессованным веществом светло-коричневого цвета и 2 полимерных свертка с веществом темного цвета.
В соответствии с ч. 1 ст. 176 УПК РФ, осмотр места происшествия производится в целях обнаружения следов преступления, выяснения других обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.
По делу установлено, что С. (по эпизоду от 01.09.2009 г.), а также осужденный Андрей К. (по эпизоду от 04.11.2009 г.) были задержаны на запретной территории ИК-…, после чего доставлены в кабинет оперативного отдела исправительной колонии, где в присутствии понятых были осмотрены свертки, лежащие на столе, а также сверток, выданный добровольно С. и сверток, изъятый у Андрея К.
При таких обстоятельствах, местом осмотра места происшествия является участок местности, расположенный на охраняемой запретной территории ИК-З, где фактически были задержаны указанные лица, а не кабинет оперативного отдела исправительного учреждения, как следует из протоколов осмотра.
По эпизоду от 01.09.2009 осмотр участка местности не производился.
По эпизоду от 04.11.2009 г. осмотр участка местности проводился 06.11.2009 г., т.е. спустя два дня. Из данного протокола осмотра видно, что осмотр производился ст. следователем НОНа и с участием оперуполномоченного ИК-…, который указал на соответствующий участок и пояснил, что на данном участке 04.11.2009 г. были задержаны Андрей К. и Макаров Н. Понятые при этом отсутствовали.
Положив в основу приговора протоколы места происшествия – кабинет оперативного отдела ИК-…, как доказательства вины осужденных, суд не проверил и не дал надлежащей оценки, получены ли эти доказательства с соблюдением требований УПК РФ и являются ли они доказательствами допустимыми.
Судом также не дано надлежащей оценки, соответствуют ли требованиям уголовно процессуального закона изъятие и предъявление понятыми свертков и являются ли эти свертки вещественными доказательствами.
Кроме того, по эпизоду от 01.09.2009 г. суд сказал, что Андрей К. сбыл Степаненкову П. героин общей массой 28,951 г, тогда как из заключений химических экспертиз видно, что эта масса иная.
Справка об исследовании, на которую в своем рапорте ссылается ст. следователь НОНа в материалах дела отсутствует.
Из материалов дела видно, что Степаненкову П. предъявлено обвинение по п. «г» ч. 1 ст. 30, ст. 228.1 УК РФ, по тем же обстоятельствам совершенного преступления, что и Андрей К., где указана масса приобретенного наркотика 8,77 г, а не 28,951 г, как вменяется в вину Андрею К. этому обстоятельству судом также не дано оценки.
Из заключения химической экспертизы следует, что на исследование предоставлены 3 пакетика из полимерного материала с веществом светло-коричневого цвета.
Вместе с тем, из протокола осмотра места происшествия видно, что в свертке, выданном С., обнаружено 3 свертка – 2 из полимерного материала и 1 из отрезка бумаги.
Эти противоречия судом не устранены.
При таких обстоятельствах признать приговор суда законным, обоснованным и справедливым нельзя.
Поскольку действия осужденных Андрея К. и Н. по эпизоду от 04.11.2009 г. взаимосвязаны, вина их подтверждается одними и теми же доказательствами. Судебная коллегия отменяет приговор в полном объеме, направляя дело на новое рассмотрение
»
Вышесказанное слово в слово из кассационного определения.
Далее привожу нарушения, которые были указаны в кассационной жалобе, но в кассационном определении места не нашли, хотя они довольно существенны и доказывают мою невиновность.
По эпизоду от 04.11.2009г. При задержании я был жестоко избит сотрудниками ИК-…, о чем имеется справка о снятии побоев, которая при первом вынесении приговора, просто исчезла из материалов уголовного дела, к касатке я ее приобщил, но она оказалась не замечена.
Сотрудники ИК-… утверждают, что к ним поступила информация о том, что будет совершаться переброс наркотиков, на что я задал вопрос: «Почему задержание проводили без НОНа и понятых?». На это мне ответили, что источник был не достоверен. Еще я спросил: «Вы всегда в выходной день всей сменой едите и сидите в засадах по недостоверной информации? Почему задержание проводится тогда, когда я уже иду от места переброса и нахожусь на территории дер. …То есть, как сотрудники ИК-… они должны понимать, что я совершил переброс и назад иду пустой. Просто надо было время, чтоб подложить мне наркотики. Так же они не могут пояснить, кто меня избивал и почему, кто из них нес сверток в оперативный кабинет, так же не могут указать на свой источник информации. Даже некоторые из них подтверждают, что удостоверения мне и М. не показывали, так как у них с собой их не было.
Н. показывает, что когда мы приехали к ней за телефоном, который надо было перебросить в ИК-…, она передала мне мизерное количество наркотика, который мы совместно с М. употребили полностью.
Свидетель П. тоже поясняет, что мы поехали перебросить телефон, о наркотиках никаких разговоров не было. Мы с М.находились у П. дома, когда мне позвонили с ИК-З и попросили перебросить телефон.
Свидетели сотрудники НОНа и ИК-… в своих показаниях путаются и ничего существенного указать не могут. Все основано на догадках и предположениях. Ну, и конечно, оперативная информация, которую они ничем ни чем не могут подтвердить и источник которой не могут огласить.
Понятые в оперативном кабинете, который описывается как место происшествия, присутствовали в обоих эпизодах. Но вот незадача, как при первом рассмотрении дела в суде их не нашли, так уже после отмены приговора рассмотрение дела подходит к завершению, но не одного понятого так и не нашли и не опросили в ходе судебного разбирательства. Только приходят отписки: дом снесен, другой на территории …ской области не значится, другая – москвичка и там прописана, но уже несколько лет там не появляется. В общем, кто не заинтересован, не могут найти, кто есть и реально знает что-то по делу, их показания во внимание не берутся. А только показания сотрудников, которые даже очень сильно заинтересованы, чтоб меня признали виновным, а то они могут оказаться на моем месте.
В качестве свидетелей у меня также проходят два брата, которые служат – один в НОНе, другой в ИК-…, поэтому по любому будут покрывать друг друга, да и помогают друг другу карьеру делать.
Веществ в свертке, который подложили мне в карман, от двух до четырех грамм плюс обертка. В общем, практически ничего не весит, а грузов у меня не было. Так что сбыть его в колонию ИК-… у меня ни как не получилось бы. Запретная территория там не менее 20 метров, а такой легкий вес ни как невозможно кинуть на расстояние запретной территории.
По эпизоду 01.09.2009. Мне вменяют ч. 3 ст. 228.1, но показаниям С., где он меня описывает как светловолосого, ростом 180 см, атлетического телосложения. Это описание совершенно на меня не похоже. Да, говорит, что передавал ему человек по кличке … .
Так же опознание проводилось по фотографиям. Опознание проводилось в …ском ИВС, в то время я находился там же. Поэтому опознание считается незаконным. В УПК РФ написано: опознание проводится по фото в тех случаях, когда не представляется возможным предъявить человека или предмет для опознания.
В ходе судебных разбирательств свидетель С. сказал, что меня раньше никогда не встречал. Что наркотики ему передавал другой человек, а также пояснил, что он был человек подневольный и хотел выйти на свободу. Следователь поочередно тыкал в фото, в какой-то момент С. сказал этот, после чего следователь указал ему что подписать, что он и сделал, не читая. По этому эпизоду, как считает обвинение, все доказывает опознание по фото и что передавал некто ….
Как то глупо и смешно, что на показаниях одного человека, который описывает другого изначально, опознает на фото, на котором у меня все лицо опухшее после задержания возле ИК-…. И какие-то экспертизы, что подтверждают, что у С. изъяли наркотики, пишут мне в приговоре, как вещдоки моей виновности в сбыте наркоты.
Новое судебное разбирательство тоже подходит к концу. Когда в новом разбирательстве опросили ряд свидетелей, после их опроса было видно не вооруженным глазом, что я невиновен. Решил обжаловать арест, на что пришел ответ, что основания для ареста, избранные судом изначально не отпали (ранее судим и т.д.). То, что жена инвалид не замечают, что я туб. больной тоже.
Самое интересное, все, кто знакомится с моим делом, говорит, что я должен идти домой. Но как этого добиться? Уже почти два года катаюсь туда-сюда, а как оправдать меня? Сижу почти два года ни за что. Адвокат у меня бесплатный, не могу сказать, что плохой, у некоторых платные касатку не напишут, а мой даже извиняется, что не поедет в город …, чтоб лично принять участие. Но последнее время стал уговаривать меня взять на себя хранение, говорит: «Дадут года три и все, а так могут загрузить по полной». Да, он мне и изначально говорил: «Андрей, придется что-нибудь взять на себя, просто так тебя не отпустят». Как быть, не знаю…
Я также писал заявление на сотрудников ИК-… по факту избиения и подлога наркотических средств. На что мне пришел ответ с родной прокуратуры, что оснований для возбуждения уголовного дела нет.
Затем я написал жалобу в областную прокуратуру, где изложил все, что изложено выше, а также об отказе в возбуждении уголовного дела на сотрудников ИК-…. Областная прокуратура перенаправила жалобу в районную прокуратуру с указанием провести проверку по моей жалобе и дать ответ. Но ответ мне не дают, а на первом заседании я заметил, что моя жалоба находится в деле. Я спросил: «Где результаты рассмотрения?», на что судья ответил: «Узнаешь, когда осудят». Хочу заметить, что приговор и был составлен с учетом моей жалобы, чтоб обойти все мои доводы.
Я написал еще одну жалобу, на то, что не получил ответа по результату прокурорской проверки. На что все-таки получил ответ, что проверка проведена, но прокуратура не находит основания для возбуждения уголовного дела.
Смешно, что сотрудники ИК-З могут творить, что хотят.
Прошу, подскажите, как мне быть?
Добрый день, Андрей.
Очень сложная ситуация, так как следствие и суд длятся уже длительное время, все свидетели уже сказали все, что хотели, и теперь все зависит от выводов суда.
Я увидела одну существенную ошибку, которую совершают очень многие задержанные и даже адвокаты. Вы пишете, что изначально обращались с «..заявлением на сотрудников ИК-… по факту избиения и подлога наркотических средств. На что мне пришел ответ с родной прокуратуры, что оснований для возбуждения уголовного дела нет.» Такое заявление писать нельзя ни в коем случае, так как факт избиения и факт «подброса» нельзя смешивать в одно. Сотрудники полиции (милиции, наркоконтроля, уголовной системы) не имеют права избивать ни виновного в совершении преступления, ни задержанного, ни того, кому они подкинули наркотики. Вообще никого. При чем есть такие ситуации, когда лицо одновременно является обвиняемым в совершении преступления, и потерпевшим в уголовном деле по его незаконному избиению при задержании. Но это два разных уголовных дела, два абсолютно разных состава преступления. Да, он действительно виновен, но избивать его при задержании до полусмерти все равно нельзя. Вы же своим заявлением даете все основания для отказа. Вы пишите, что был «подброс», но данный факт уже рассматривается в рамках уголовного дела — был ли «подброс» или это все таки Ваши наркотики? Это все рассматривается в рамках уголовного дела против Вас. Ни один правоохранительный орган, ни одна прокуратура не имеет права делать то, что уже делает следствие. Поэтому правильно и верно, что они отказали Вам по факту подброса, свою невиновность Вы должны доказывать в рамках уголовного дела. Заявление необходимо было писать в Следственный комитет только по факту избиения, с приложением справки и др.
Я понимаю Вашего адвоката полностью — Вы находитесь под стражей уже два года. Если Вас оправдают, значит, Вы незаконно были вычеркнуты из жизни такой длительный срок, и, соответственно, Вы должны получить за это большую денежную компенсацию (из бюджета РФ) и кого-то за это должны наказать. Поэтому суду очень трудно оправдывать человека, такого, как Вы. Проще осудить его по менее тяжкой статье, назначить наказание столько, сколько он уже отсидел в СИ. В Вашем уголовном деле (по ситуации) такой статьей может быть только хранение наркотиков без цели сбыта. Но здесь есть другие «подводные камни». Вы все следствие и в первом судебном заседании говорили, что наркотики не Ваши, сейчас Вы скажете, что они Ваши, то у суда будет основание написать в приговоре, что даете разные показания, Ваша позиция в каком-то из судов лживая, соответственно, Вы врете, чтобы избежать ответственности. И дальше будет, как по цепочке — значит действительно, у Вас и у С. были при себе наркотики, и сотрудники УИК имели права их изымать, и понятые были на месте, и родственность сотрудников правоохранительных органов не при чем и т. д. То есть другими словами, все было правильно.
Решать Вам, как поступить в этой ситуации — признавать хранение или стоять на своем до конца. Только имейте в виду, от признательных показаний Вы никогда и никуда не денетесь, это такое доказательство, которое невозможно оспорить. Все последующие суды будут говорить — он же признал вину, хоть и частично, и все Ваши доводы будут игнорироваться.
Такое количество процессуальных нарушения (опознание, отсутствие понятых и, как следствие, необходимость признания протокола изъятия недопустимым доказательством, многочисленные родственники из правоохранительных структур) идут только Вам на пользу. Если российский суд не учтет это, это будет обязательно оцениваться Европейским судом, самое главное, не пропустить 6-месячный (после вступления приговора в законную силу) срок подачи жалобы.
Поделиться