1. Главная
  2. Консультации

Консультация №3031

08.07.2011
Спрашивает ВМ
Здравствуйте уважаемые консультанты! В конце мая и середине июня я отправил Вам три письма с идентичными вопросами. Спасибо Вам за ответ, но я так сформулировал вопросы, что получил на них практически известные мне ответы. Попробую задать вопросы более точно. Из-за того, что мой сын находится сейчас в СИЗО (уже 5 месяцев) я вынужден разбираться с ситуацией, существующей в нашей стране в отношении «борьбы» с наркоторговлей и «наркоторговцами». Возможно наши совместные усилия в выявлении «корней зла» помогут, как моему сыну, так и многим другим, обвиняемым по статье 228.1.
1. Как я понял, изначальным «автором» списка запрещенных веществ и последующих дополнений является «независимый комитет по контролю за наркотиками». Что это за таинственная организация, кто её финансирует, какие персоны реально ответственны за списки, на основании каких исследований, каких научных методик, каких правовых документов этот «тайный монашеский орден» или «черный ящик» определяет не только специфику конкретного вещества но и «крупный» и «особо крупный» размеры, ему (веществу) соответствующий? Не могут же эти безымянные?! персоны не знать, что их определения «крупности» влекут за собой весьма длительные сроки тюремного заключения. Почему непредставимо малые количества того или иного вещества громко именуются «особо крупными». Какова «убойная сила» 0,05 гр. некоего вещества: что, им можно убить 1-го комара или таракана, или 10 тараканов, или (бросивши в водоем) отравить целый город? Или это доза сверхкайфа для одной белой мышки, от которой мышка сойдет с ума? Простите за сарказм, но где же критерии вредоносности для отдельного человека? Я, полагаю, без этих (научно доказуемых) критериев, все эти «количества» являются либо абсолютно незаконными с правовой точки зрения, либо безграмотным бредом, либо частью преступного и антиконституционного, по сути, замысла. Лично я склоняюсь к последней идее.
2. Возможно ли (основываясь на вышеизложенном) опротестовать (где, в какой инстанции) сам документ-«первоисточник», как незаконный изначально? Или же возбудить судебный иск против горе-авторов, по сути, преступников.
3. Сам по себе «список запрещенных веществ» утверждается парламентариями, не вдумывающимися в смысл микроскопических количеств, вместе с чудовищно абсурдными примечаниями о количественном равенстве смеси, содержащей наркотик, и «чистым» наркотиком. Благодаря Вашим публикациям мне известно, что попытки опротестовать это бредовое примечание нашли сверхсерьезный законодательный отпор в лице Конституционного Суда РФ. Получается, что проголосовавшие за «список» парламентарии – люди, как минимум, безответственные, если не циничные негодяи. Ведь именно на их совести, в итоге, тысячи неправых и жестоких приговоров !
4. Каким образом, кем и когда сформулирована пресловутая ст. 228 УК РФ? Что подразумевали творцы закона под терминами «крупный» и «особо крупный» размер? Может быть они имели в виду контейнер героина или вагон гашиша? Не уродливое ли это наследие сталинского «правосудия» с огромными «сроками» за опоздание на работу или украденный колосок? Ни один нормальный человек не согласится (кроме судей, разумеется), что за полуграммовый пакетик травяной трухи с сомнительным содержимым надо обрекать молодого человека на 10 лет моральных и физических страданий в колонии строгого режима. Учитывая, какой размах и какой истерический накал приобрела «антинаркотическая компания», я вижу все происходящее в связи означенной проблемой, как реальный геноцид. Молодые мужчины, цвет нации – косяком уходят в никуда ! А те кто вернется – вернутся морально искалеченными, больными туберкулезом, не способными к труду. По сути – лишними людьми !
5. Как разорвать порочный круг, когда жалобы и ходатайства о незаконности содержания под стражей неизменно (без рассмотрения) спускаются в прокуратуру нашего города, которая и настояла на содержании под стражей? Ни судьи, ни работники прокуратуры при дальнейшем продлении содержания под стражей не желают видеть вопиющих нарушений УПК РФ, в частности полного отсутствия доказательств у следователя его же собственных мотиваций ходатайства о продлении. Не считаются с наличием грудного ребенка и положительных характеристик обвиняемого.
6. Насколько юридически правомерно обвинять человека в торговле «производными», список которых нигде открыто не опубликован, а содержится лишь во внутренних методичках УФСКН? Имеют ли эти спецуказания силу закона подобно «списку запрещенных веществ»?
7. Насколько достоверна информация о том, что в нашей стране нет надежных методик по определению синтетических каннабиноидов? Ведь тогда тысячи уголовных дел по сути – незаконны ! И, с другой стороны, ища «честную» экспертизу не получаем ли то, от чего бежим?
Прошу прощения, но у меня сложилось такое впечатление, что и те, кто пострадал от такого правосудия и их близкие и защитники и даже Вы, уважаемые консультанты, все мы сражаемся с ускользающими щупальцами спрута вместо того, чтобы бороться с самим спрутом. То есть направляем свои усилия на какие-то частности вместо главного. Буду Вам очень благодарен, если Вы подскажете правильное направление борьбы. С уважением ВМ.
Отвечает
Здравствуйте. Спасибо Вам за письмо. Разделяю Вашу общую оценку происходящего. О российской наркополитике на нашем сайте опубликовано много исследовательских и публицистических материалов, так что, наверное, нет смысла дублировать здесь политические рассуждения.
По существу Ваших вопросов:
В основе своей российский Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров имеет списки Единой конвенции о наркотических средствах 1961 года и Конвенции о психотропных веществах 1971 года, а также таблицы прекурсоров Венской конвенции о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года. Данные списки и таблицы представляют собой фактически международно согласованный минимум, так как, согласно конвенциям, государства вправе расширять их по своему усмотрению, но в согласии с общепринятыми правовыми принципами. Т.е. подвергаемые контролю вещества должны представлять достаточную опасность для общественного здоровья, а ограничительные меры должны соответствовать обязательствам государств по международным пактам о правах человека.
До 1998 года в РФ, а ранее в СССР применялись списки, утверждаемые Постоянным комитетом по контролю наркотиков. Этот орган, существующий и поныне, до 90-х годов находился в структуре Минздрава, а затем стал и сегодня является негосударственным экспертным совещательным органом. 30 июня 1998 года в соответствии с Федеральным законом «О наркотических средствах и психотропных веществах» Постановлением Правительства утвержден соответствующий Перечень, регулярно дополняемый на основании того же закона.
Если утверждение Перечня на уровне ПККН, с учетом последствий оборота запрещенных веществ, было юридически сомнительно, то утверждение их Правительством на основании Федерального закона формальных вопросов не вызывает, имея в виду уровень регулирования.
Вы правы в главном: никаких критериев включения веществ в Перечень законом не установлено. В той части, которая соответствует международным спискам, можно ссылаться на конвенции (с ними отдельная проблема, которую давно пора решать на глобальном уровне, так как приравнивание марихуаны к героину не отвечает никаким разумным целям; но все же корректировка списков ООН производится при участии ВОЗ). В части же доморощенных дополнений не всегда можно понять, чем именно руководствуется Правительство, относя то или иное вещество к наркотикам. Кроме того, существуют списки сильнодействующих и ядовитых веществ, за оборот которых предусмотрена уголовная ответственность, тогда как никакого закона, содержащего хоть самое куцее определение того, что это такое, нет.
ФЗ о наркотиках содержит такое определение: «наркотическое средство - вещества синтетического или естественного происхождения, препараты, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, в соответствии с законодательством Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации, в том числе Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 года». Вот и все критерии.
После принятия ФЗ о наркотиках в Конституционный Суд было направлено обращение 1/5 депутатов Государственной Думы второго созыва о неконституционности ряда положений этого закона, в том числе, вышеприведенного. Это обращение не было принято к рассмотрению. При необходимых 90 подписях оно было подписано 91 депутатом, но два из них (уже не будучи депутатами!) отозвали свои подписи. Одному из них (А.Я.Сливе) это помогло стать судьей КС.
Теперь под таким обращением не соберешь и двух подписей депутатов, но любой гражданин, к которому применены какие-либо санкции за наркотики (особенно не включенные в списки ООН) теоретически вправе оспорить статью 1 ФЗ о наркотиках и Постановление Правительства от 30 июня 1998 года № 681 об утверждении Перечня. Только результат предсказуем: КС вывернется, ничего не сказав по существу (и это в лучшем случае).
Пример необоснованного включения растения в списки – голубой лотос. См. вопрос-ответ № 2947.
Неконституционность Постановления Правительства от 7 февраля 2006 года № 76 об утверждении крупного и особо крупного размеров наркотиков неоднократно обжаловалась в КС, и ничего из этого не вышло. Или почти ничего, так как в Определении от 8 февраля 2007 года КС пришел к выводу, что в каждом конкретном случае суд должен в частности учитывать влияние данного наркотического средства на организм человека.
И два конкретных момента по делу Вашего сына.
Не ограничивайтесь обжалованием прокурору заключения под стражу, так как УПК позволяет обжаловать постановления об избрании и продлении меры пресечения в кассационном и надзорном порядке вплоть до Верховного Суда РФ.
Что касается наличия методических указаний о производных наркотических средств см. консультацию адвоката К.С.Кузьминых № 2961.
Поделиться