1. Главная
  2. Консультации

Консультация №2641

17.02.2011
Спрашивает Рома
В отношении меня возбуждено уголовное дело по ч.2 ст.228 УК РФ. Я был с другом в деревне, он предложил пойти нарвать конопли. Я начал шоркать (так называемый пластилин, а друг рвал в пакет коноплю. Подъехала милиция и участковый из ТОМа взял нас и усодил в машину. В отделении сотрудник занес пакет, сказал мне шоркать с рук на бумагу. Я начал тереть руки, но у меня ничего не оказалось (я просто не успел ничего собрать). В итоге участковый взял пересыпал часть нарванного другом конопли в другой пакет и сказал, что это будет мое. Позвал понятых, один бывший участковый, пришел пьяный, а второй тоже какой-то скиталец находился в отделе. Составили протокол изъятия (личного досмотра задержанного его автомобиля и вещей) по которому у меня в левой руке изъяли пакет. Хотя при понятых пакет стоял на столе, он вообще у меня в руках не был. Это все было 09.09.10 года. Мне говорят признавайся будет условно, за коноплю много не дают, а то мы тебя сейчас закроем если буду отказываться.
Я подписал протокол изъятия и объяснение, что я якобы рвал и нес с собой пакет. Друг проходит по другому делу.
11.09.10 года возбуждают дело по ч.2 ст.228 и меня вызывают в отдел и задерживают. На санкции в суде судья меня отпустил и указал, что согласно пстановлению о возбуждении уголовного дела мое деяние уголовно не наказуемое. В постановлении о возбуждении указано, что у меня изъяли 0,26 грамм марихуанны. Также обыск у меня в доме был признан незаконным по этому же основанию, что в постановлении указано 0,26 грамма. Сейчас изучил дело оказывается, что 11.09.10 года следователь вынес постановление об уточнении массы наркотического средства. Написал, что ошибся, так как по справке эксперта у меня изъяли 0,26 килограмма. о многих документах указанна масса 0,26 грамма даже после 12.09.10 года. Даже в суд 13.09.10 спустя два дня без этого постановления об уточнении с ходатайством следователь вышла и везде указывала 0, 26 грамма. Вопросы:
1. законно ли постановление о возбуждении дела, если даже суд в постановлении указал, что деяние не наказуемо, можно ли постановление о возбуждении уголовного дела уточнять?
2. Почему эксперт в заключении массу указывает в килограммах, законно ли это, если у моего друга изъяли 550 грамм и в заключении тот же эксперт пишет в граммах, а не в килограммах? Насколько мне известно, вес наркотиков определяется в граммах. Кроме того, когда взвешивали пакет при ознакомлении с делом, то вес был вообще 292 грамма. Какая-то химия со стороны сотрудников.
3. Будут ли допустимыми доказательства по делу, если такое постановление о возбуждении?
4. Если один понятой бывший сотрудник милиции (работал в том же отделе с теми же участковыми, которые у меня якобы изъяли пакет, а второй в суде стал говорить, что при нем не изымали у меня пакет. Законно ли изъятие?
Помогите советом, ссылками на законы, практику. Рома В.
Уважаемый Владимир!
1. Вопрос о законности возбуждения уголовного дела должен решаться в суде, либо в рамках обжалования самого постановления о возбуждении уголовного дела, либо в ходе производства по уголовному делу в суде.
Согласно ч. 2 ст. 140 УПК РФ, основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.
Как следует из ч. 2 ст. 146 УПК РФ, в постановлении о возбуждении уголовного дела указываются:
1) дата, время и место его вынесения;
2) кем оно вынесено;
3) повод и основание для возбуждения уголовного дела;
4) пункт, часть, статья Уголовного кодекса Российской Федерации, на основании которых возбуждается уголовное дело.
Относительно уточнения постановления о возбуждении уголовного дела, полагаю, что действия следователя незаконны, т.к. в УПК РФ отсутствуют сведения о возможности такого уточнения. Честно говоря, первый раз слышу подобную историю, об уточнении постановления. Естественно, данное постановление является недопустимым доказательством по уголовному делу, и тем самым я сразу отвечаю на ваш третий вопрос.
2. Относительно того может ли эксперт указывать вес исследуемого наркотического вещества в килограммах…
Согласно Приказа Министерства юстиции РФ от 24.03.1999г. № 56 Постоянный комитет по контролю наркотиков утвердил Перечень методик для экспертных целей, утвержденных ПККН, среди которых имеются методические рекомендации "Определение вида наркотических средств, получаемых из конопли и мака" утвержденных Постоянным комитетом по контролю наркотиков (протокол № 36 от 06.02.95), где среди прочего указано, что количественная оценка производится в соответствии с протоколом №16 от 19 декабря 1990 г. Постоянного комитета по контролю наркотиков, где указаны размеры для высушенных и невысушенных марихуаны и маковой соломы. После количественной оценки формулируется следующий вывод: "Масса представленного на исследование наркотического средства составляет m г".
Таким образом, масса вещества однозначно не может быть указана в килограммах, а должна быть указана в граммах. Это основание для постановки вопроса о привлечении эксперта к уголовной ответственности за заведомо ложное заключение, а также указывает на несоответствие методикам исследования, а кроме этого может означать, что исследование вещества экспертом вообще не проводилось.
3. Относительно допроса понятых.
Согласно ст. 60 УПК РФ, понятой - не заинтересованное в исходе уголовного дела лицо, привлекаемое дознавателем, следователем для удостоверения факта производства следственного действия, а также содержания, хода и результатов следственного действия.
Так что если понятой на суде заявляет, что не участвовал в следственных действиях, то имеется основание для проведения прокурорской проверки данного выявленного факта подлога. Кроме этого доказательства, которые были получены при производстве следственного действия без участия понятых, где их участие обязательно, являются также недопустимыми в силу ст. 75 УПК РФ, т.к. доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.
Относительно положительной судебной практики обратите внимание на Определение Верховного Суда РФ от 13.07.2010 № 11-О10-74: "Суд первой инстанции, проанализировав собранные органами расследования доказательства, а также показания допрошенных в судебном заседании принимавших участие в производстве обыска свидетелей Г. (следователя) и Ф. (эксперта-криминалиста), пришел к правильному выводу о нарушении органами расследования требований ст. 166 УПК РФ при производстве обыска по месту жительства Бочкарева А.Б., имевшего место 25 ноября 2008 года.
Этот вывод подтверждается показаниями свидетелей, принимавших участие в производстве обыска, согласно которым порядок и последовательность действий лиц, производивших обыск, их количество, расположение и перемещение по жилому помещению, а также места обнаружения оружия и боеприпасов не соответствуют сведениям, зафиксированным в протоколе обыска.
При таких данных у судьи в соответствии со ст. 75 УПК РФ имелись основания для признания протокола обыска, а также связанных с ним протокола осмотра изъятого оружия и заключения судебно-баллистической экспертизы недопустимыми доказательствами по делу.
Поэтому содержащиеся в кассационном представлении доводы о том, что судья дал неправильную оценку показаниям свидетелей и ошибочно признал протокол обыска, протокол осмотра изъятого оружия и заключение судебно-баллистической экспертизы недопустимыми доказательствами по делу, обоснованными признать нельзя
".
Также см. определение Верховного Суда РФ от 31.01.2006 № 30-Д05-08, уголовное дело о незаконном приобретении и хранении наркотических средств без цели сбыта в крупных размерах прекращено в связи с непричастностью осужденного к совершению преступления.
"Однако, как видно из показаний свидетелей Э. и Ч., участвовавших в производстве обыска в качестве понятых, права понятых им не разъяснялись, момента обнаружения сотрудником милиции свертка с растительным веществом и куртки осужденного они не видели, с содержанием протокола обыска ознакомлены не были.
Свидетель Л. показал, что момент обнаружения свертка никто не видел, при этом Б. находился один рядом с курткой осужденного.
Свидетель К. показал, что он также не видел, как и где в квартире осужденного было обнаружено наркотическое вещество, однако до проведения обыска Т. просил провести это следственное действие именно его, К., так как боялся, что ему могут что-нибудь подбросить.
Что касается приведенных в приговоре показаний свидетеля Б. о том, что он в присутствии понятых обнаружил в кармане куртки осужденного пакет с наркотическим веществом, о чем тут же сообщил всем присутствовавшим в доме лицам, а также показаний свидетеля Т.И. на предварительном следствии о том, что наркотическое средство было обнаружено работниками милиции в присутствии понятых, то они не согласуются с приведенными в приговоре показаниями других участников указанного следственного действия.
К тому же, как видно из материалов дела, обыск в квартире осужденного производился в связи с другим уголовным делом - по обвинению Т. по ст. ст. 163 ч. 2 п. "а" и 161 ч. 2 п. "а", "в", "г" УК РФ, которое 18 августа 2000 года прекращено за недоказанностью его участия в совершении преступлений.
Следовательно, органами расследования обыск в доме осужденного произведен с нарушением требований ст. 182 УПК РФ.
При таких данных у суда в соответствии с требованиями ст. 75 УПК РФ имелись основания для признания протокола обыска недопустимым доказательством по делу, однако это сделано не было.
В соответствии с ч. 3 и 4 ст. 14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого, а обвинительный приговор не может быть основан на предположениях
".
С уважением,
Василий Очерет.
Поделиться