1. Главная
  2. Консультации

Консультация №2200

06.05.2010
Спрашивает Елена Е.
Здравствуйте! Скажите, пожалуйста, если свидетеля (который стал свидетелем, а не подсудимым, т.к. как бы по собственному желанию провёл контр.закупку; но потом, видимо, стал больше не нужен ГНК, и по другому делу- тоже за наркотики, оказался в СИЗО) сажают в изоляторе в одну камеру с подсудимым, то может ли суд прямо в приговоре указать: свидетель изменил свои показания, данные на следствии, под влиянием подсудимого, суд придает доказательственное значение первоначальным показаниям свидетеля, данным на следствии, и в обоснование приводит рапорт начальника изолятора, где подтверждается, что они сидели в одной камере! Он же не просил, чтобы их вместе сажали. Или нужно было потребовать от администрации оградить его от свидетеля, чтобы суд не воспользовался этой ситуацией? Получается, что специально вместе посадили? СУД ДОБЫВАЕТ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ОБВИНЕНИЯ! Посоветуйте, на что сослаться в касс.жалобе? Спасибо Вам большое.
Добрый день, Елена.
Как я уже раньше неоднократно говорила на нашем сайте, уголовно-процессуальный закон не делит доказательства на главные и второстепенные, прямые и косвенные и т.д. В законе, а именно в ст. 74 УПК РФ указано, что в качестве доказательств допускаются показания подозреваемого, обвиняемого; показания потерпевшего, свидетеля; заключение и показания эксперта; заключение и показания специалиста; вещественные доказательства; протоколы следственных и судебных действий; иные документы. Вот на основании этих доказательств суд и выносит свое решение. Как Вы сами видите, в законе сказано - "показания свидетеля", но при этом нигде не указано, какие именно показания - первоначальные, последующие, в суде или на следствии. Поэтому именно суд решает, каким показаниям он верит больше, у него в этом вопросе полная свобода выбора. Поскольку к дате судебного заседания в уголовном деле может накопиться несколько различных показаний одного и того же свидетеля, суд должен проанализировать все имеющиеся показания, выбрать именно те, которые он считает правдивыми и доверяет им больше других, и описать это в приговоре.
В Вашем случае произошло именно так. Свидетель был в качестве "закупщика" и давал показания, что виновный продал ему наркотические средства. Потом он изменил показания и уже в суде начал говорить, что ничего такого не было, и виновный ему не продавал наркотики. Судья выбрал из двух показаний свидетеля те, которые ему нравятся больше, которым он доверяет больше, описал это в приговоре, и указал причину такого доверия - виновный мог надавить на "закупщика" в условиях следственного изолятора (рапорт это подтверждает). Нарушений закона в этом случае нет.
Также хочу добавить, что это сложившаяся практика в России - как правило, суды верят первоначальным показаниям (не важно, кого именно - свидетеля, подсудимого и т.д.). Даже если бы "закупщик" не сидел в следственном изоляторе, а пришел в суд из дома и в суде поменял показания, то суд в 99,9 % случаях положил бы в основу приговора его первоначальные показания (просто в приговоре была бы иная формулировка).
В кассационной жалобе по этому факту можно указать следующее - вывод суда в приговоре о влиянии подсудимого на свидетеля ничем не подтверждается. Нет показаний или жалоб свидетеля, что на него давил в камере подсудимый, свидетель не писал об этом заявление, не просил оградить его от подсудимого, у свидетеля нет никаких повреждений, которые хоть как то могли свидетельствовать о воздействии. Начальник изолятора только лишь подтверждает, что они сидели в одной камере, но он не говорит, что в связи с этим были нарушения режима (драки, унижения и т.д.). То есть влияние подсудимого на свидетеля никем и никак не зафиксировано, соответственно, это предположение суда, а согласно ст.14 УПК РФ, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.
Поделиться