1. Главная
  2. Консультации

Консультация №2198

05.05.2010
Спрашивает Катерина
[задан вопрос о целесообразности подготовки открытого обращения Президенту РФ и другим должностным лицам по делам осужденных за незаконный оборот сильнодействующих веществ, если соответствующие деяния совершены до до 24 января 2008 года; вопрос не приводится]
Отвечает
Здравствуйте.
Наверное, я не совсем точно выразился в предыдущем письме (отправлено электронной почтой), т.к. полагал полезным обращение родственников обвиняемых и осужденных по статье 234 УК в целом, а не только тех, кто осужден по спискам ПККН, применявшимся до появления правительственных списков сильнодействующих и ядовитых веществ.
Подготовленное Вами обращение от имени нескольких родственников осужденных по статье 234 за действия, совершенные до вступления в силу Постановления Правительства РФ от 29 декабря 2007 года № 964, ограничено одной из проблем, связанных с этой статьей. Проблема трудноразрешимая после того как Конституционный Суд РФ Определением от 7 февраля 2008 года № 79-О-О задним числом легализовал списки ПККН, что является юридическим нонсенсом. Обжаловать это Определение некуда. Об этом я писал Вам подробно в ответе, опубликованном на сайте (№ 1810).
Решение КС, на мой взгляд, не только неправовое, но и циничное. Взять хотя бы рассуждение о списках ПККН как о легко дополняемом и корректируемом документе. По мысли КС это необходимо для недопущения дискриминации лиц, употребляющих вещества, не попавшие в списки запрещенных. "Действительно, несправедливо, - рассуждает КС. - Одни сидят, а другие на свободе. Для недопущения дискриминации надо, чтобы все сидели.".
О имеющихся зацепках, позволяющих нам настаивать на правовой состоятельности нашей позиции, см. в том же ответе. Суждения, высказанные там, я продолжаю считать правильными. Но они не выгодны ни наркоконтролю, ни суду. Ответом на наши с Вами доводы об отсутствии официальной публикации Определения КС и недопустимости придания ему обратной силы будет ссылка на то, что решение КС окончательно и обжалованию не подлежит.
Преодолеть позицию КС нелегко.
От идеи подготовленного Вами открытого обращения отказываться не надо. Но в силу вышеизложенных обстоятельств его не имеет смысла поднимать, как знамя. Юридическая эквилибристика отпугивает журналистов. А если кто и возьмется что-либо по этому поводу написать или сказать - переврет.
То, что я назвал "зацепками" будет воспринято в публичном пространстве как "утопающий хватается за соломинку". Если уж выдвигать требования, то наверное частично изложенные в обращении Людмилы Алексеевой и Льва Пономарева к директору ФСКН Иванову (см. в разделе "Новости сайта" ссылку на документ, размещенный на сайте 28 апреля с.г.).. А именно, вывести статью 234 УК из подследственности органов наркоконтроля. Это компромиссный минимум, или первый шаг. Цель - исключение из УК статьи 234. Не будем загадывать.
Коллективное же обращение, проект которого Вы прислали, надо доработать и направлять. Только кому? Президент не вправе вмешиваться в судопроизводственные дела. Пустая трата времени. Думается, адресатом может быть Генеральный прокурор РФ, которого следует просить о принесении в надзорную инстанцию надзорного представления на приговоры и определения по тем делам, о которых пойдет речь в обращении. Хотя прокурор представляет в процессе сторону обвинения, он же осуществляет надзор за соблюдением прав человека и вправе внести представление в защиту осужденного.
В случае обращения к Генеральному прокурору в общем тексте уместно вкратце описать суть дела каждого из осужденных, на какой срок осужден, каким судом, за что, какие инстанции пройдены.
Открытое обращение по нескольким делам не будет, конечно, рассматриваться как процессуальный документ. Так что одновременно с общим письмом (буквально - в одном пакете) надо послать комплекты документов по каждому осужденному в отдельности (обращение на имя Генпрокурора, текст надзорной жалобы в ту инстанцию, которая не пройдена, копии приговора, кассационного определения и последующих судебных решений). Скорее всего, ни по одному из дел, о которых Вы пишете, не было надзорного рассмотрения первой (региональной) надзорной инстанцией. Поэтому Генпрокурора надо просить о поручении прокурору соответствующего субъекта РФ (в Вашем случае прокурора Москвы) запросить уголовное дело такого-то осужденного и внести представление в президиум первой надзорной инстанции. Открытое обращение Генпрокурору может быть от жены, невесты, матери, сестры. А вот надзорные жалобы - от самих осужденных, их защитников, либо от иных лиц на основании надлежащим образом оформленной доверенности.
Так что совет: обращайтесь не к Президенту, а к Генеральному прокурору.
Поработайте с текстом, в нем много несуразностей. Например, Конституция - не "орган". Не надо резкостей ("противоправные действия судебных властей" и т.п.). Ну и с Конституционным Судом: не надо делать вид, что Определения от 7 февраля 2008 года не существует. Определение надо назвать и показать, что оно неприменимо в данном конкретном деле.
Категоричность оценки приговоров по статье 234 УК как неправосудных после появления Определения КС неуместна. Т.е. все это можно написать (но помягче!) только после того, как будет изложено, почему данное Определение нельзя применять к действиям, имевшим место даже не до 29 декабря 2007 года (дата принятия Постановления Правительства о сильнодействующих и ядовитых списках), а - точнее - до 24 января 2008 года, когда Постановление Правительства вступило в силу.
Пришлите мне посмотреть, что в итоге напишется, постараюсь ответить более оперативно.
С уважением,
Лев Левинсон
Поделиться