1. Главная
  2. Консультации

Консультация №2033

23.11.2009
Спрашивает Анастасия
Здравствуйте. Скажите пожалуйста, возможно ли доказать то, что уголовное дело моего мужа сфабриковано? Очень много обстоятельств указывают именно на это. Он сидит по ст. 228-1 ч3 пункт г ст.30 уже пять лет. При изъятии у него марихуаны, якобы хранившейся дома, присутствовали понятые, неоднократно участвовавшие в анологичных уголовных делах. Лица, привлеченные для проведения контрольной закупки, были разного пола, а свидетелями при досмотре контрольных закупщиков были мужчины. Сотрудниками, проводившими досмотр, также были мужчины. Как они проводили досмотр женщины, привлеченной к контрольной закупке? Досмотр дома происходил без чьего-либо согласия и санкций прокурора. Вес изъятой марихуаны составляет 1,270 гр ( сырая не измельченная ). Сумма, которая якобы была получена составила 150 руб. Вопрос: какой наркопродавец продает сырую не измельченную марихуану и за такую сумму, когда по данным МВД марихуана наркоторговцами продается только в сухом измельченном виде и 4 гр марихуаны на черном рынке стоят в среднем 800-900 руб. Мог ли человек, реально занимавшийся наркоторговлей продавать за такую сумму такой огромный вес? При задержании у него были изъяты 150 руб, которые не были предъявлены ни понятым, ни свидетелям и были упакованы и опечатаны в прозрачный пакет, из которого можно легко было переписать номера купюр. Почему сотрудники наркополиции, ехавшие на контрольную закупку привезли с собой понятых и готовили задержание наркоторговца, не пометив купюр спецсоставом, не проводили ни аудио, ни видео записи? Это еще не все факты, указывающие на фальсификацию дела, их слишком много, чтобы отобразить в одном письме. Мой муж не перестает писать надзорные жалобы во все инстанции, но отовсюду приходят отписки, жалобы даже не читаются. В этих отписках указывается, что приговор, вынесенный по данному делу, является обоснованным и законным. Еще один факт уголовного дела: муж ходатайствовал о проведении проверки показаний на месте. Суд счел это нецелесообразным. Если бы была проведена проверка показаний на месте, уголовное дело развалилось бы, и мужа пришлось оправдать, а сотрудников наркополиции и свидетелей привлечь к уголовной ответственности. Зачем наказывать целую систему, если можно посадить одного человека? И неважно, что посадили невиновного, другим будет неповадно.
Добрый день, Анастасия.
Согласно действующему российскому законодательству, вступивший в законную силу приговор суда можно обжаловать только в надзорном порядке. Как Вы пишите в своем письме, этим в настоящее время и занимается Ваш супруг. Я всегда советую пройти все существующие надзорные инстанции. Конечно, при этом я оговариваюсь, что количество пересмотренных в надзоре приговоров (а тем более отмененных) очень и очень мало. Но тем не менее я советую писать надзорные жалобы, а вдруг... К сожалению, никаких других советов на данном этапе я уже дать не смогу.
Поскольку ответы на вопросы читают не только спрашивающие, то и иные посетители сайта, то позволю себе некоторые комментарии. Очень многие пишут, в том числе и Вы, что "понятые по делу ранее неоднократно участвовали в иных уголовных делах" в аналогичном статуте. Думаю, что здесь можно говорить о двух аспектах. Во-первых, участие одного и того же понятого в разных уголовных делах не запрещено законом. Самое главное - чтобы понятой при этом был независимым. Независимость - это основа института понятого в уголовном процессе, именно он (в силу своей независимости от иных участников процесса) является гарантом законности при производстве дознания или следствия. Для этого он и появился в уголовном процессе. Только он может пояснить следствию и суду, как происходило изъятие (неважно чего, наркотиков, оружие или другого), где впервые он увидел запрещенный к обороту предмет, где и в чем он находился и т. д. И на основе его показаний суд должен сделать вывод, доказано ли совершение преступления подсудимым. Именно поэтому, если подсудимый и сторона защиты не согласна с мнением и показаниями понятого, то необходимо в суде доказывать его заинтересованность и отсутствие независимости. Я повторюсь, надо доказывать именно отсутствие независимости, а не то, что он дважды или трижды участвовал в качестве понятого. Неоднократное участие в качестве понятого может быть лишь формой проявления его заинтересованности от сотрудников правоохранительных органов.
А во-вторых, позицию защиты со стороны подсудимого нужно в суде не высказывать, а доказывать. Например, подсудимый высказывается о том, что закупщик является потребителем наркотиков, "работает на сотрудников милиции" и дает ложные показания в суде. А почему суд должен верить подсудимому, если все остальные показания по делу логично ложатся в одну стройную линию? Именно поэтому я, как адвокат, считаю, что все свои показания подсудимому надо доказывать. Это можно делать как с помощью свидетельских показаний, так и с помощью документов. Справка о том, что понятой (свидетель-закупщик) стоит на учете как больной наркоманией, или о том, что у него было зафиксировано потребление наркотических средств без назначения врача; показания в суде о том, что "..этот же понятой (или понятые) были и в уголовном деле моего сына..."; справка о том, что понятой является студентом юридического или милицейского института и во время задержания подсудимого был на практике в отделе милиции; копии разных приговоров различных судов, где свидетелем-закупщиком является один и тот же человек. И т. д. Только с помощью таких активных действий со стороны подсудимого и его защитника можно породить сомнения у судьи в доказательствах, представляемых обвинением.
Поделиться