1. Главная
  2. Консультации

Консультация №1924

26.09.2009
Спрашивает Мария
Здравствуйте, подскажите пожалуйста! Друга обвиняют в сбыте наркотика, основной свидетель, он же закупщик, утверждающий, что приобретал наркотик у друга является засекреченным свидетелем. В материалах дела есть протокол осмотра закупщика, протокол выдачи актированных денег. Друга задержали гораздо позже, денег не изымали. В связи с этим, вопрос, как суд в основу приговора может положить показания именно засекреченного свидетеля? Друг говорит, что это фальсификация закупки.
Отвечает
Здравствуйте.
Постановление приговора на основании одних только показаний засекреченного свидетеля при отсутствии иных прямых доказательств вины недопустимо.
Подтвердить эту недопустимость можно, в частности, основываясь на решениях Европейского суда по правам человека по аналогичным делам. Так, в Постановлении по делу "Ваньян против РФ" от 15 декабря 2005 года ЕСПЧ пришел к следующим выводам:: "Конвенция не препятствует тому, чтобы относится с доверием к таким источникам, как анонимные информаторы, на следственном этапе разбирательства или когда это оправданно характером преступления. Однако последующее использование их показаний в суде для обоснования обвинительного приговора - другое дело. Использование тайных агентов должно быть запрещено и меры ограждения от них приняты даже в делах, касающихся борьбы против наркоторговли. Из требований справедливого суда по статье 6 вытекает, что общественные интересы в борьбе против наркоторговли не могут оправдать использование доказательств, полученных в результате провокации полиции."
Та же позиция подтверждена и в Постановлении по делу "Красники против Чешской Республики" от 28 февраля 2006 года, которое важно указанием на необходимость доказывания стороной обвинения обоснованности засекречивания свидетеля: "Поскольку в материалах дела не имеется ничего, что бы указывало на причины для дачи свидетельских показаний анонимно, невозможно установить, каким образом следователь и судья суда первой инстанции оценивали обоснованность опасений свидетелей относительно возможных актов мести со стороны заявителя. Областной суд также не исследовал основания для предоставления свидетелям возможности давать показания анонимно. Европейскому Суду не было доказано, что заинтересованность свидетелей в сохранении их анонимности могла бы оправдать ограничение прав заявителя в такой степени. Районный суд обосновал обвинительный приговор, вынесенный заявителю, в решающей степени показаниями, данными анонимно, а решение областного суда, которым приговор был оставлен в силе, не было обосновано какими-либо новыми доказательствами, полученными из поименованных источников. Соответственно, производство по делу в целом было несправедливым."
Кроме того, насколько можно предположить по Вашему вопросу, вещественное доказательство - якобы изъятое наркотическое средство - отсутствует и не исследовалось. В таком случае защите следует руководствоваться позицией Верховного Суда РФ, который в Постановлении Пленума от 15 июня 2006 года указал: "Для определения вида средств и веществ (наркотическое, психотропное или их аналоги, сильнодействующее или ядовитое), их размеров, названий и свойств, происхождения, способа изготовления, производства или переработки, а также для установления принадлежности растений к культурам, содержащим наркотические вещества, требуются специальные знания, суды должны располагать соответствующими заключениями экспертов или специалистов". Иными словами, если вещество не исследовалось, невозможно определить его размер, да и вообще нет оснований утверждать, что это был наркотик.
Поделиться