Hand-help.ru
Правовые консультации по делам, связанным с наркотиками
  1. Главная
  2. Консультации

Консультация №1897

12.09.2009
Спрашивает Лиза
подскажите пожалуйста насколько правомерны действия следственных органов. Моего мужа задержали в июне 2008года, в результате обнаружения якобы у нас дома при обыске героина. Обыск проводился по постановлению следователя по уже возбужденному уголовному делу в отношении трёх конкретных лиц. В отношении моего мужа уголовное дело не возбуждалось, в постановлении о проведении обыска указано, что один из разрабатываемых заходил к моему мужу и якобы он может быть тоже причастен к незаконному сбыту наркотиков, после проведения обыска на второй день моему мужу было предъявлено обвинение по сбыту наркотиков. Дело передали, (всего по делу проходят 4 человека) в суд и спустя четыре месяца вернули прокурору для соединения с другим делом по которому проходил один из обвиняемых по этому делу. Однако прокуратура вернула дело полностью на доследование обнаружив что в отношении моего мужа нет постановления о возбуждении уголовного дела они в феврале месяце 2009 выносят указанное постановление где пишут что основанием являются рапорта от 7 июля 2008года(т.е спустя шесть месяцев), как мне объясняли решение должно быть принято по поступившему сообщению в течении 3 суток или месяца. Прошу вас разъяснить насколько законно указанное постановление и как мне дальше действовать. Заранее благодарю Вас
Добрый день.
Как я поняла из Вашего письма, у Вас очень сложная процессуальная ситуация. Прокуратура была абсолютна права, когда возвращала дело на дополнительное расследование по причине отсутствия постановления о возбуждении уголовного дела. Отсутствие постановления о возбуждении дела - это грубейшее нарушение закона. Согласно ч.1 ст. 86 УПК РФ, собирание доказательств производится в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем проведения следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК. Соответственно, собирать доказательства можно только в ходе уголовного судопроизводства (в рамках производства по конкретному уголовному делу). Данные, полученные в результате следственных действий, проведенных без возбуждения уголовного дела, не могут быть признаны доказательствами (Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1989. N 1. С. 9-10; Бюллетень Верховного Суда РФ. 1992. N 4. С. 13; 1996. N 11. С. 6-7).
Постановление Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 г. N 5-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 133, части первой статьи 218 и статьи 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан В.К.Борисова, Б.А.Кехмана, В.И.Монастырецкого, Д.И.Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью "Моноком", особое мнение судьи Конституционного Суда РФ А.Л.Кононова - "Факт возбуждения уголовного дела сам по себе отнюдь не является пустой формальностью, якобы не затрагивающей чьи-либо основные права и свободы. В соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства постановление о возбуждении уголовного дела является первичным основанием для всех последующих процессуальных решений и следственных действий. Без этого акта невозможно проведение допросов, обысков, назначение экспертиз, применение любых мер процессуального принуждения, сбор доказательств по делу. Если же уголовное дело не возбуждено или если постановление о возбуждении уголовного дела отменяется как необоснованное, все собранные данные лишаются доказательственной силы, а меры пресечения и арест имущества должны быть признаны незаконными."
Еще один пример - Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 21 ноября 2001 года: "25 июня 1997 года, Г. вместе с женой Г.О.Н. и знакомым О., на технически исправном автомобиле ФОРД-СКОРПИО выехали из г. Санкт-Петербурга в г. Ригу. Управляя указанным автомобилем, Г. в 10 часу, на территории Латвийской Республики, в районе населенного пункта Дзени, не справился с управлением, выехал на встречную полосу движения, а затем на обочину и передней частью автомобиля наехал на придорожное дерево. В результате данного, происшествия О. получил не совместимые с жизнью телесные повреждения, от которых скончался на месте происшествия, а Г.О.Н был причинен средней тяжести вред здоровью...
Прекращая дело в отношении Г. за недоказанностью его участия в совершении преступления, Военная коллегия свое решение мотивировала тем, что уголовное дело в отношении Г.В.О., возбужденное по факту дорожно-транспортного происшествия инспектором дознания Дорожной полиции Латвийской Республики и переданное в Генеральную прокуратуру РФ, принято к производству следствия без вынесения постановления о возбуждении уголовного дела компетентными органами Российской Федерации. В связи с этим, все собранные органами следствия Российской Федерации доказательства получены с нарушением уголовно-процессуального закона, а, в силу ч. 2 ст. 50 Конституции Российской Федерации, использование таких доказательств недопустимо.
Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы протеста, Президиум Верховного Суда Российской Федерации полагает, что органами предварительного следствия допущено существенное нарушение уголовно-процессуального законодательства, выразившееся в проведении следственных действий по данному уголовному делу без его возбуждения компетентными органами Российской Федерации.
Актом возбуждения уголовного дела начинается публичное уголовное преследование от имени государства в связи с совершенным преступным деянием и создаются правовые основания для последующих процессуальных действий органов дознания, органов следствия, и суда по доказыванию события преступления, виновности обвиняемого в совершении преступления, обстоятельств, влияющих на степень и характер ответственности обвиняемого.
Поскольку в материалах уголовного дела Г. отсутствовало постановление о его возбуждении, все собранные следствием доказательства были обоснованно признаны Военной коллегией как полученные с нарушением уголовно-процессуального закона, что в соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции Российской Федерации и ч. 3 ст. 69 УПК РСФСР лишает их юридической силы и возможности быть положенными в основу обвинения. В связи с изложенным Военная коллегия правильно прекратила уголовное дело в отношении Г. по п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РСФСР.
"
Хотя это Постановление Президиума ВС РФ вынесено по старому УПК РСФСР, оно не потеряло актуальности.
Я Вам привела позицию законодательства и судебной практики по этому вопросу. Считаю, что вынесение постановления о возбуждении уголовного дела в феврале 2009 года также является незаконным, так как согласно ст.ст.140-145 УПК РФ, сообщение о преступлении (в том числе и рапорт - ст. 143 УПК РФ) проверяется и принимается по нему решение (в том числе и возбуждение уголовного дела) в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения. Руководитель следственного органа, начальник органа дознания вправе по ходатайству соответственно следователя, дознавателя продлить до 10 суток срок, а при необходимости проведения документальных проверок или ревизий руководитель следственного органа по ходатайству следователя, а прокурор по ходатайству дознавателя вправе продлить этот срок до 30 суток. Более того, согласно материалам уголовного дела, в действительности постановление о возбуждении уголовного дела было принято не при проверки сообщения о преступлении, а по указанию прокурора. И все постановления прокурора будут являться тому доказательством.
Вы не написали, что сделало следствие после февраля 2009 года и на какой стадии сейчас уголовное дело, от этого будут зависеть возможные действия защиты. Если в общих чертах, то необходимо ставить вопрос о прекращении уголовного дела (вынесении оправдательного приговора) в том числе и по процессуальным нарушениям.
Поделиться