Hand-help.ru
Правовые консультации по делам, связанным с наркотиками
  1. Главная
  2. Консультации

Консультация №1812

27.07.2009
Спрашивает Галина Б.
Здравствуйте! Спасибо вам за материал который вы публикуете на сайте, благодаря ему я поняла всю несправедливость приговора моему мужу, осуждённому по статье 30 ч. 3 ст. 228.1 ч.3 п."а" УК РФ. Правда оказалось практически не возможным доказать не справедливость приговора. Жалобы писались, но не имели успеха, так как отклонялись надзорными инстанциями по их доводам, которые не соответствовали сути наших жалоб. Инстанции все уже пройдены. Но у меня возникает вопрос. как я понимаю с новым доводом можно обратится в Верховный суд? У нас проводилась контрольная закупка через агента П. (которая к слову участвовала ещё в нескольких закупках примерно в это же время). В судебном заседании она отказалась давать показания, ссылаясь на то, что её жизни угрожает опасность и сослалась на то, что велось какое-то расследование прокуратурой и потом его закрыли в связи с бездоказательностью. И как оказалось следствие велось по отношению к человеку не относившемуся к нашему делу. У нашего адвоката были все основания считать, что имела место провокация со стороны агента. Но как уже понятно не в ходе следственных действий, не в ходе судебного заседания у нас не было возможности допросить данного свидетеля, следовательно она этот факт не опровергла и не подтвердила. Также она могла уточнить в чьих интересах действовал мой муж. И первое и второе сомнение при их уточнении могли значительно улучшить положение моего мужа, если бы это исследовалось судом. Могли бы Вы мне что-то посоветовать: 1.Насколько верны мои доводы?
2.На какие статьи мне следует опираться?
3.Есть ещё не очень убедительный довод того, что агент провоцировала моего мужа это свидетель которая видела и слышала как она уговаривала и просила помочь ей. Правда это моя сестра, но она не употребляет наркотики и не была судима, в судебном процессе не учувствовала. Может этот факт как-то помочь?
Моего мужа обвиняют в участии в ОПГ, но не один из участников этого процесса не даёт показаний против него, хотя двое участников дают чисто сердечные показания по отношению друг друга и четвертого участника процесса. А все доказательства участия в ОПГ заключаются в том, что он "осознавал" что действует в составе группы, так как он предполагал что тот кто сбывал ему героин действует не один и под чьим то прикрытием. Если сможете помогите!
Галина Б.
Отвечает
Здравствуйте.
Чтобы убедиться, пройдены ли действительно все надзорные инстанции, советую внимательно изучить наши ответы по надзорному обжалованию (например, № 1768), краткую памятку и пособие.
Вне зависимости от прохождения всех надзорных инстанций жалоба, содержащая новые доводы, может быть подана в судебную коллегию по уголовным делам суда субъекта РФ (областного суда) с указанием, что данная жалоба является не повторной, а новой.
Полагаю, что сосредоточиться надо не на показаниях сестры (это вряд ли сработает), а на приведении новых доводов, аргументирующих необоснованность фактического отказа суда обвиняемому в праве допросить основного свидетеля обвинения.
Согласно части шестой статьи 56 УПК РФ свидетель не вправе отказываться от дачи показаний.
Если у свидетеля П. были основания считать, что ее жизни угрожает опасность в случае дачи показаний, она могла потребовать и на стадии предварительного расследования, и в суде соблюдения анонимности в соответствии со статьями 166 и 278 УПК (если ее личность и ее роль в данном деле не была заведомо известны обвиняемым). Но так как, судя по Вашему письму, женщина, участвовавшая в проверочной закупке, была обвиняемым известна, в том числе по фамилии, также было известно, что она участвовала в других оперативно-розыскных мероприятиях, ее отказ от дачи показаний якобы из соображений безопасности не имел смысла. Таким образом, лишение обвиняемого возможности допросить данного свидетеля, а затем использование судом показаний этого свидетеля как основания (единственного?) обвинительного приговора, представляют собой несоразмерное, по надуманным причинам ограничение права обвиняемого на защиту.
Статья 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод гарантирует обвиняемому право допрашивать свидетелей, показывающих против него, или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены. Толкуя эту норму в своих решениях, Европейский суд по правам человека неоднократно признавал, что исключение из этого правила возможно лишь в крайних случаях. Наличие угрозы свидетелю должно быть тщательно исследовано судом, а не приниматься на веру, на основании одного лишь заявления свидетеля. Если этого не было, недопустимо постановление приговора на основании показаний свидетеля, которые не были проверены путем перекрестного допроса.
Так, согласно Постановлению Европейского суда от 24 июля 2008 года по жалобе "Владимир Романов против Российской Федерации", "в качестве общего правила требования пункта 1 и подпункта "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции считаются исполненными, если обвиняемый имел адекватную и надлежащую возможность оспорить показания свидетелей, данные против него, и задавать им вопросы на любой стадии разбирательства".
В Постановлении от 25 сентября 2008 года по жалобе "Полуфакин и Чернышев против Российской Федерации" ЕСПЧ решил: "В случае, когда осуждение основано исключительно, или в значительной степени на показаниях, данных лицом, в отношении которого обвиняемый не имеет возможности допросить его в суде, или допросить в ходе очной ставки при проведении предварительного расследования или при рассмотрении дела в суде, права стороны защиты ограничены до той степени, которая несовместима с гарантиями, предоставляемыми Статьей 6".
Можно ссылаться и на позицию Конституционного Суда РФ. Например, в Определении от 21 декабря 2000 года № 292-О КС указал: суды должны учитывать, "что в соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах (подпункт "е" пункта 3 статьи 14) и Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (подпункт "d" пункта 3 статьи 6) одним из обязательных условий справедливого судебного разбирательства является право обвиняемого допрашивать показывающих против него свидетелей или требовать, чтобы эти свидетели были допрошены.
Принятие судом решения вопреки указанным международно-правовым нормам служит для гражданина, полагающего, что его права и свободы были нарушены, основанием для обращения в вышестоящие судебные инстанции, а при исчерпании всех имеющихся внутригосударственных средств правовой защиты - в соответствующие межгосударственные органы, как это предусмотрено Конституцией Российской Федерации (статья 46, части 2 и 3).
"
Поделиться