1. Главная
  2. Консультации

Консультация №1714

29.05.2009
Спрашивает Андрей О.
Мой сын арестован по ст. 30 ч. 3- ст.228.1 ч.1 (три эпизода, общая масса каннабиса 3,38 г). В начале года поступила оперативная информация, что по такому то адресу происходит сбыт наркотических веществ. Зашифрованному закупщику было предложено поучаствовать в проверочных закупках, от чего он конечно не смог отказаться.
Основными доказательствами по уголовному делу являются свидетельские показания оперуполномоченного, зашифрованного закупщика, понятого. Данные показания подтверждают лишь формальные подробности проведения закупки. Вся эта "компания" якобы в день проведения закупок подъехала к дому по определенному адресу, оперативники остались в машине, а понятой с закупщиком зашли в подъезд. Закупщик поднялся на нужный этаж и позвонил в нужную кв., при этом оставался в поле зрения понятого. После чего закупщик уже спускался с коробком марихуаны. У кого приобретал закупщик "траву", понятой не видел.
Далее они подошли к машине, где сидели оперативники, закупщик предъявил коробок, сказал у кого приобрел "траву", его обыскали потом опечатали коробок скрепили его подписями. И так по всем трем эпизодам, как под копирку.
После третьей проверочной закупки сына не задерживают. После этого в течении месяца следствие не совершает ни одного следственного действия и через месяц следователь приостанавливает производство предварительного следствия в связи с розыском моего сына. Через 7 месяцев следователь возобновляет предварительное следствие и тут же находит моего сына. Сын добровольно является к следователю и там его арестовывают. Для чего приостанавливалось дело и кто разыскивал сына, если в требовании ИЦ четко указано, что сведений о местных и федеральных розысках не имеется. То есть моего сына никто не разыскивал в течении 7 месяцев и ОРМ в отношении него в это время не проводились. Суд никак не реагирует на эти нарушения.
Суду не были представлены неопровержимые доказательства вины сына: изъятые денежные купюры (нет даже ксерокопий денежных купюр), изъятые наркотики, не применялись какие-либо технические средства. В акте пометки купюр несоответствия выдаваемых денежных купюр (указаны 4 купюры по 100 руб. а переписаны номера 5 купюр). При обыске уже после возобновления предварительного следствия ничего обнаружено в квартире не было (полный бред - через 8 месяцев после последней проверочной закупки проводить обыск и уже после того, как он задержан).
Из материалов уголовного дела не усматривается внятная позиция обвинения по вопросу о предварительной договоренности закупщика с продавцом о покупке наркотических веществ. Закупщик говорит, что звонил и на домашний и на мобильный моему сыну в присутствии оперативников, но на какие номера телефонов конечно не помнит, так как прошло много времени. Оперативник говорит, что не помнит, звонил ли закупщик в его присутствии или нет и на какой номер телефона. Не были установлены номера телефонов, подтверждающие факт телефонных переговоров. В деле имеются трафики телефонных разговоров сына по тел. сотовых операторов (по двум номерам) по которым легко отследить, кто и в какое время ему звонил. Более того, в первый день проверочной закупки сын находился в другом городе, о чем свидетельствует трафик телефонных разговоров. В этот день и в другие дни ему звонила мать с домашнего телефона, но номер телефона зарегистрирован не на его имя. Этим телефоном сын пользуется в течении нескольких лет. Но суд этот факт оценивает конечно критически.
Зашифрованный свидетель допрашивался судьей и адвокатом в следственном изоляторе. Защитнику и подсудимому было отказано в допросе основного свидетеля, так как по мнению суда данные свидетеля засекречены и допрос в присутствии данных лиц может рассекретить истинные данные свидетеля. На основании ст.256, ч.5 ст.278 УПК РФ суд постановил - в целях безопасности свидетеля разрешить ему давать показания в маске, в отдельном от подсудимого и защитника помещении избежав также прослушивания его голоса подсудимым и защитником.
Все доводы защиты по поводу нарушения "Конвенции о защите прав человека и основных свобод" ст. 6 "право на справедливое судебное разбирательство" п.3d - игнорировались.
Суд первой инстанции не указал мотивов, по которым он отверг тот факт, что вещество растительного происхождения, изъятое у "закупщика" доставлено на исследование в ЭКЦ раньше на два дня, чем проведенная контрольная закупка (в материалах дела справка об исследовании УВД ЭКЦ).
Суд кассационной инстанции ответил, что доводы осужденного по первому эпизоду об алиби тщательно проверялись в судебном заседании и обоснованно признаны несостоятельными. То есть опять конкретно на поставленные вопросы ничего не ответили.
Понятой в данном деле один и тот же по всем трем эпизодам, что дает основания предполагать, это лицо нельзя считать не заинтересованным в исходе дела. Более того, данный понятой участвовал в делах подобного рода не один раз с тем же оперуполномоченным.
Ознакомившись с делом, адвокату было ясно, что дело сфабриковано. Но никакие доводы защиты ни в суде первой и кассационной инстанции не были услышаны, некоторые факты невиновности просто игнорировались судом, не была дана им оценка. В результате приговор суда - 4 года 6 месяцев в колонии общего режима (смягчающие обстоятельства- молодой возраст, хронические заболевания, болезнь матери).
Вот так - нужен лишь наркоман на "крючке" у оперативников, "свой" понятой и интересы ведомственной отчетности будут в порядке.
Помогите, что можно сделать в этой ситуации, посоветуйте толкового юриста в составлении жалобы в ЕСПЧ, в нашем городе этого сделать невозможно?
с уважением, Андрей.
Отвечает
Здравствуйте. Ваш вопрос в основном идентичен предыдущему вопросу Юлии (№1713), что дает мне возможность, не повторяясь, привести лишь некоторые дополнительные соображения.
Ваше намерение обратиться в Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) представляется мне обоснованным. За консультацией по составлению жалобы в ЕСПЧ рекомендую обратиться в Центр содействия международной защите (125009, Россия, Москва, Ленинский проспект д.42, офис 22-13 (здание Дворца труда профсоюзов), тел.:+7 (495) 938 75 34, е-mail: inbox@ip-centre.ru).
Направление жалобы в ЕСПЧ возможно до истечения 6 месяцев со дня вступления приговора в законную силу. В Вашем случае отсчет срока обжалования идет со дня получения осужденным определения кассационной инстанции.
По существу жалобы в ЕСПЧ полагаю, что имеет смысл ставить вопрос о нарушениях не только статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, но и ее статьи 5, так как для заключения Вашего сына под стражу на досудебной стадии и при рассмотрении дела судом (до постановления приговора), по всей видимости, не было достаточных оснований. См. аргументацию постановлений ЕСПЧ по жалобам против РФ по делам Линда, Белевицкого, Мамедовой и другим.
Подача жалобы в ЕСПЧ никоим образом не препятствует надзорному обжалованию приговора и определения, что также необходимо.
Поделиться