1. Главная
  2. Консультации

Консультация №1477

27.01.2009
Спрашивает Елена
Здравствуйте!
Спасибо, что возобновлена работа сайта. Вы нам очень нужны.
Обращалась раннее (1279, 1122, 1112, 1313)
В сентябре моему несовершеннолетнему сыну поставлен приговор, 4,6 года ИВК за две статьи 228.1 ч.2 и 228.1 ч.3. Мы долго пытались добиться оправдания, указывая на фальсификацию уголовного дела, но видели, что судья работал под давлением прокуратуры и не слушал сторону защиты, не обращал внимания на наши доказательства. Пять раз мы подавали ходатайства о проведении фоноскопической экспертизы, из которой стало бы понятно, что мой сын не сбывал наркотики, наркотики принадлежали не моему сыну, а агенту-провокатору, с кем осуществлялась сделка. И следователь, и судья отклоняли ходатайства. Прослушка аудиозаписи осуществлялась на плохом оборудовании, но даже и на ней было слышно, что запись не соответствуют стенограмме, приложенной к уголовному делу. Судья не разбираясь в доказательства, вынес обвинительный приговор.
Нами была подана кассационная жалоба на отмену приговора и вернуть на новое рассмотрение суда. Прокуратура также подала представление и просила вернуть дело на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что судья немотивированно назначил штраф. Областной суд утвердил сбыт моим сыном наркотиков 228.1 ч.2 и вернул на новое рассмотрение 228.1 ч.3 (наркотиков, найденных в коридоре общей квартиры), установив причастность к наркотикам соседа-наркомана. Сейчас заканчивается суд. Судья относится к нам более лояльно, позволил скопировать аудиозапись, которая проводилась при ОРМ. На заседании суда позволил установить свою аппаратуру для прослушки аудиозаписи. Мы смогли добиться более качественного звучания, распознали все голоса и разговор. Было установлено, что фразы, которые раннее были отнесены моему сыну принадлежат соседу-наркоману. Фразы о сбыте и о принадлежности наркотика указывают, что и сбывал, и хранил наркотики сосед. Мы все понимаем, что сосед работает на наркоконтроль, поэтому прикрывали его основную роль, перевели его в свидетели. Аудиозапись указывает, что мой сын не сбывал наркотики, что он только присутствовал при разговоре. Доказательствами о сбыте моим сыном наркотиков являются только показания соседа-наркомана и закупщика. Все видят, что они дают ложные показания, противоречивые, оговаривают моего сына. Надеемся, что судья отменит 228.1 ч.3, так как нет никаких доказательств о том, что наркотики принадлежат моему сыну, а есть доказательства, что наркотики принадлежат соседу. При прослушивании аудиозаписи дома, убрав шумы, мы услышали много расхождений в фонограмме со стенограммой, которые указывают, что закупщик лжесвидетельствует. Он придумал, что при аудиозаписи был еще один человек, которому он отнес фразы, которые говорил сам. Мой сын также указывает, что человек, которому отнесли слова пришел в квартиру после обыска и никак не мог присутствовать при разговоре. Эти фразы указывают, что закупщик фальсифицировал доказательства. Сейчас все поняли, что мой сын незаконно сидит за сбыт, который не совершал. Как нам правильно написать надзорную жалобу по вступившей в силу 228.1 ч.2, чтобы либо вернули дело на новое рассмотрение, либо оправдали моего сына? Можем ли мы приложить свой вариант фонограммы? Судья не хочет делать фоноскопическую экспертизу, он согласился, что фразы моему сыну не принадлежат, что эти фразы и голос принадлежат соседу-наркоману, и ему этого достаточно. Скорее всего он отменит 228.1 ч3. Дело сфальсифицировано, показания у всех свидетелей противоречивые, все это видят и понимают, но мой сын сидит...
Добрый день, Елена!
Сразу хочу Вас предупредить, что буду вас немного разочаровывать, поскольку просто обязана Вас предупредить о возможном неправильном понимании хода судебного процесса.
Вы описываете некоторые обстоятельства процесса по делу сына, применяя форму утверждения, хотя этого не может быть в силу тонкостей российского законодательства. Например, "Областной суд утвердил сбыт моим сыном наркотиков 228.1 ч.2 и вернул на новое рассмотрение 228.1 ч.3 (наркотиков, найденных в коридоре общей квартиры), установив причастность к наркотикам соседа-наркомана". Вы несколько ошибаетесь, так как областной суд при проверки законности приговора в отношении вашего сына не может утверждать или устанавливать о причастности к преступлению иного лица, тем более который находится по уголовному делу в статусе свидетеля. Как вы уже теперь знаете, виновность человека в преступлении должна быть установлена только приговором суда. И облсуд не может утверждать это как факт. Если вы еще раз, после моего ответа, прочитаете определение кассационной инстанции, то увидите, что никакого утверждения со стороны облсуда в определении нет, есть фразы типа - "проверить доводы подсудимого о причастности у преступлению соседа", "установить роль соседа подсудимого в совершении преступления" и т.д. Все это я говорю вам для того, чтобы у вас не было необоснованных надежд.
Такую же ошибочную Вашу позицию я вижу в отношении текущего процесса в районном суда и оценке отношении суда к вашей стороне. "он согласился, что фразы моему сыну не принадлежат, что эти фразы и голос принадлежат соседу-наркоману, и ему этого достаточно", "Было установлено, что фразы, которые раннее были отнесены моему сыну принадлежат соседу-наркоману" - Кем было установлено? Что, была проведена экспертиза аудио-записи закупки, которая и установила, что те или иные слова принадлежат не вашему сыну, а другому человеку? То, что судья прослушал запись на более качественном оборудовании (причем это ему ничего не стоило, ведь именно вы это оборудование притащили в суд) и покивал головой на ваши утверждения, это, к большому моему сожалению, не означает, что суд принял вашу сторону. Увы...
Далее. Очень важно то, что написано в определении облсуда по делу вашего сына. Поскольку он отменил приговор в части, а отмена приговора всегда очень негативный звоночек в адрес суда первой инстанции. Как знают в юридических кругах, за отмененный приговор судью, его вынесшего, начинает "песочить" руководство на различных коллегиях и комиссиях. Поэтому определение облсуда - это очень важный документ по уголовному делу. Посмотрите, пожалуйста, еще раз, что именно послужило основанием для отмены приговора по одному эпизоду обвинения и необходимо данные основания обязательно включать в вашу линию защиты, поскольку указания вышестоящего суда обязательны для исполнения нижестоящими судами. Например, облсуд в определении указал, что приговором не установлено, чей же голос на аудио-записи предлагает купить наркотическое средство и называет его цену. Давайте разберем этот момент. Какими доказательствами по уголовному делу можно установить чей же это голос на пленке? На мой взгляд, это показания подсудимого, свидетеля-соседа, свидетеля-закупщика, сама фонограмма, и ее экспертиза. По-моему, я ничего не упустила. Причем, само по себе прослушивание фонограммы может ничего не дать - да, на ней слышны голоса, и можно примерно определить, кому из присутствующих они принадлежат, но принадлежность голосов может установить только экспертиза. Я не могу не рассказать про один показательный случай из моей практики, когда мы большой судебной компанией (судья, адвокат, прокурор, потерпевшие и т.д.) слушали пленку, никто не сомневался, что голос на пленке принадлежал одному из подсудимых, такие выводы в обвинительном заключении сделал и следователь, без проведения экспертизы, заменив заключение своими ушами. Могу сказать, что голос был действительно похож. А подсудимый твердо стоял на своем - нет, это не мой голос, я там не был, моего голоса на пленке быть не может. Судья назначил проведение экспертизы, руководствуясь только одним - опровергнуть показания подсудимого. Пришел ответ эксперта - нет, голос принадлежит не подсудимому, а иному лицу. Все слышавшие запись были в изумлении.
Давайте вернемся к записи в вашем уголовном деле. Показания подсудимого - слова о продаже принадлежат не мне; показания свидетеля-соседа - слова о продаже принадлежат подсудимому, показания свидетеля-закупщика - слова о продаже принадлежат подсудимому, фонограмма сама по себе может ничего не доказать, а экспертиза фонограммы на предмет принадлежности голосов не проводилась. И как вы думаете, к каким показаниям может больше склониться судья?
Я очень хочу ошибаться, но пишу это все для того, чтобы показать вам - наше правовое поле не совершенно.
К сожалению, вы не написали, каким образом первый эпизод по делу, по которому приговор вступил в законную силу, зависит от эпизода, который еще только рассматривается в суде первой инстанции. Проанализировав ваш вопрос, я предположила, что и в первом, и во втором случае закупщик - это один и тот же человек. И своей надзорной жалобой вы хотите сказать "он говорил неправду во втором деле, так же как и говорил в первом". Наверное, я поняла правильно. В вашей позиции есть сложности, если кратко, то суд может ответить вам - то, что он врал в одном деле, не говорит о том, что он врал в другом. Но я, так же как вы, попробовала бы обжаловать приговор по этому основанию. Но для этого вам нужно ждать приговор, вступивший в законную силу, по второму эпизоду. И, как я уже написала выше, не факт, что он установит вранье свидетеля. Поэтому давайте дождемся в вами второго приговора, посмотрим, что установит или не установит суд, и потом решим, каким образом в надзорной инстанции лучше обжаловать приговор в отношении вашего сына. В любом случае, даже без новых обстоятельства, вас никто не лишает права обжаловать приговор в обычном надзорном порядке. Я всегда советую пройти все надзорные инстанции, предусмотренные в УПК РФ, - бывают случаи, когда Верховный суд РФ отменяет или изменяет приговор. Основное здесь - жалоба должна быть обоснованно и грамотно написана, с опровержением тех доводов, которые послужили основанием для вынесения приговора и указаны в тексте самого приговора; написана так, чтобы привлечь внимание рассматривающего судьи.
Очень важно. Свой вариант фонограммы вы обязательно должны приложить к материалам уголовного дела, и сделать это надо уже сейчас, на стадии суда первой инстанции, особенно если вы видите существенные расхождения с официальным ее текстом. Это можно сделать ходатайством, которое так и будет называться - ходатайство о приобщении к материалам дела распечатки фонограммы, сделанной стороной защиты. Если вдруг судья откажет вам, есть несколько способов, что бы ваш вариант все-таки попал в материалы дела. Например, данное ходатайство заявить в письменном виде, при этом можно распечатку (она ведь не очень большая) не только приложить к ходатайству на отдельных листах, но и включить ее в сам текст ходатайства. Даже если суд вам отказывает и возвращает отдельные листы распечатки, то само ходатайство он оставляет в материалах дела, а в нем - ваша фонограмма. И суд второй инстанции ее также увидит. Еще один вариант - это речь в прениях в письменном виде. Лично я практически всегда свою речь адвоката прилагаю к материалам дела. Советую это делать всем, и не только адвокатам. В этом есть много плюсов, не буду сейчас их все указывать, просто поверьте мне на слово. Вот в своей речи я говорю все, что хочу сказать по делу, указываю все свои доказательства, даже те, которые мне судья не разрешил приобщить к материалам дела. Воспользуйтесь и Вы моим советом.
Поделиться