1. Главная
  2. Консультации

Консультация №1226

22.08.2008
Спрашивает Ирина
Добрый день. Моего брата осудили по ч.3 ст.30, п. "г" ч.3 ст.228.1 на 6,6 лет лишения свободы в колонии с/р. Дали меньше минимума, учитывая смягчающие, признанные исключительными. Я юрист, прочитав обвинительное заключение, а затем и приговор, показав его достаточному количеству объективных юристов, пришла к выводу (это, в принципе, было понятно изначально), что процессе судебном и следственном было допущено множество процессуальных нарушений, самое главное, пожалуй, из которых - проведение проверочной закупки без оснований, указанных в Законе о ОРД. Долгая история, свидетели - сотрудники УФСКН РФ по Нижегородской области (зверствуют), противоречили друг другу, вещдоки в суд привезли в разорванной упаковке, несоответствующего веса (как ранее было указано), сами признали, что побудить к совершению преступления моего брата - это их инициатива, в деле должен присутствовать некий персонаж - знакомый моего брата, по сведениям от которого якобы было постановление о проведении ОРМ, по нему была получена справка из загса - нет такого (миф), а суд утверждает, что он был, что он реальное лицо. По нему нет никаких документов, доказать обоснованность проведения ОРМ - они не могут. По этому добровольцу никаких отсекающих документов - не понятно, почему он не оказался в процессе. Документами, доказывающими вину брата, признаны протокол досмотра оперуполномоченного до встречи с братом и после (с момента их встречи прошло более 3х часов), протокол изъятия не велся, понятых не было, но после встречи тот добровольно сдал невесть откуда взявшуюся траву. На очной ставке сам продавец (владелец)наркотика показал, что брата до задержания не знал, и брат это подтвердил. Там был еще один посредник, к которому обратился брат за помощью. На это суд наплевал и в приговоре показывает "в один из дней декабря, реализуя совместный умысел, согласно распределенных ролей.." Бред. Люди друг друга не знали. Но самое то главное, что в приговоре опять используется формулировка "поступила оперативная информация" - и на этом все. Никаких доказательств. Кроме того, сами оперуполномоченные в течение 2х месяцев упрашивали брата достать наркотик, представлялись его другом по телефону, говорили, что другу угрожает смертельная опасность. И что если брат не поможет - "авторитетные люди" убьют этого самого друга. Из обвинительного заключения было понятно, что брат на момент встречи с операми травы в собственности не имел (ни дома, ни в каком другом месте), об этом свидетельствует аудиозапись...На ней слышно, как один из них упрашивает брата принести большое количество травы. В общем, ужас какой то. Совсем они страх потеряли, наши "правонарушительные" органы. Теперь мы пишем везде, где только можно. Жалобы (и от него, и от адвоката) - само собой. Подскажите, куда еще можно обратиться с жалобой на произвол УФСКН и (кстати, из материалов дела понятно, что брат - посредник в приобретении!!!!)такое отношение суда? Суд длился больше двух лет, мы тоже были уверены, что будет все нормально, ведь дело рассыпалось на глазах...
Заранее благодарю. А всем хочу сказать - не опускайте руки, боритесь, пока не будет исчерпана последняя возможность.
Отвечает
Здравствуйте. Помимо обращения в надзорные инстанции имеет смысл обратиться с жалобой к Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации. Изложив основные нарушения закона и прав осужденного, следует просить Уполномоченного принять жалобу к рассмотрению и, в соответствии со статьей 29 Федерального конституционного закона «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» обратиться в суд или прокуратуру с ходатайством о проверке вступившего в законную силу приговора суда.
Хотя УПК РФ (в отличие от УПК РСФСР) не предусматривает участия омбудсмана (Уполномоченного) в уголовном процессе, Конституционный Суд РФ разъяснил, что содержащиеся в УПК положения о приоритете Кодекса «перед иными федеральными законами и нормативными правовыми актами - по их смыслу в системе действующего правового регулирования - не подразумевают разрешение возможных коллизий между данным Кодексом и какими бы то ни было федеральными конституционными законами и распространяются лишь на случаи, когда положения иных федеральных законов, непосредственно регулирующие порядок производства по уголовным делам, противоречат Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации» (Постановление КС РФ от 29 июня 2004 года № 13-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы").
Таким образом, Федеральный конституционный закон «Об Уполномоченном...» имеет приоритет перед УПК, чем гарантировано право Уполномоченного обращаться в суд и прокуратуру по вступившим в силу приговорам с ходатайствами в защиту прав граждан.
Поделиться