1. Главная
  2. Консультации

Консультация №1176

05.08.2008
Спрашивает Галина
Здравствуйте, уважаемые, помогите разобраться в ситуации.
30 января с.г. мой сын был задержан оперативной группой наркоконтроля г. N по показаниям некого гр.Г. Которого задержали с амфетамином и он указал на моего сына, как на лицо у которого он его приобрел. При доставке сына в Управление ФСКН по N-ской области ему был подброшен пакет с амфетамином, содержание которого в чистом виде 1,539 гр (особо крупный размер). При обыске у него этот пакет изъяли, а также изъяли крупную сумму денег- 140 тысяч рублей, которая была у сына с собой за проданный автомобиль. На его требование о составлении протокола на изъятые деньги ему пригрозили, что если будет поднимать вопрос о деньгах, то будет произведен обыск и найдены наркотики у нас в квартире, а также у его девушки, и что девушка  пойдет в тюрьму вслед за ним.(По этому факту я написала заявление в Прокуратуру, но пока не получила никакого ответа, хотя неоднозначно сказали, что факт практически не доказуем). 26 мая с.г. сыну  было предъявлено заключительное обвинение по ст.п."г" ч.3 ст. 228,1; ч.1 ст.30, п."г" ч.3 ст.228 .1 УКРФ.   Доказательная база: 1). Показание свидетеля Г. о том, что он у него неоднократно приобретал амфетамин (Оба дела были соединены в одно). 2). Протокол оперативного эксперимента (разговор между сыном и Г. по мобильному телефону, в котором Г. просит привезти с собой "пару девок", ответ "попозже". По мнению следователя пара девок- это две дозы. (Была ли санкция на прослушку не знаю). 3).Показания понятых, которые являются сотрудниками наркоконтроля. 4).Показания опер.работников, которые свидетельствуют о том, что они хотели произвести контрольную закупку, но у них она сорвалась  из-за того, что сын, увидев их, ушел от них. 5).Показания опер.работников о моменте задержания и изъятии амфетамина - 1.539 (подброшенного ими же), чего доказать невозможно, хотя все прекрасно знают о грязных методах их работы. Следователь это квалифицировал, как приготовление к сбыту.
Адвокат сказала, что положение у сына очень тяжелое, доказательная база достаточна. И единственно, что можно сделать договориться в суде снять  сбыт, переквалифицировав на хранение (ст,228 ч."г"), но это в суде будет стоить очень крупной суммы денег, иначе сыну светит лет 10. Утяжеляющее обстоятельство то, что он был судим и находился на УДО. Нам ничего не оставалось делать, мы собрали нужную сумму и уплатили, т.к. уже сталкивались с нашим правосудием и знаем, что не заплатив ничего не добьешься. И чем выше инстанция тем больше платить. Первое заседание суда назначено на 19 июня. Исходя из вышеизложенного, прошу дать разъяснение достаточна ли доказательная база  для обвинения в столь тяжком преступлении или нас просто "развели" еще и на деньги, чтобы осудить по закону. И нужно ли еще куда-то обращаться, т.к. сыну всё равно светит реальный срок.  Заранее  Вам благодарна. Галина.
Отвечает
Здравствуйте. Мы не успели ответить на Ваше письмо до ухода в отпуск. Возможно за прошедшие полтора месяца ситуация изменилась.
Насчет коррупции не буду читать Вам мораль, ибо бороться с системой нелегко. Возмущают адвокаты, вся «квалифицированная» помощь которых заключается в способности «занести» куда надо определенную сумму (не забыв при этом и о своем кармане).
Состоялся приговор или нет, обстоятельства дела, как они Вами изложены, дают достаточные основания для защиты. По каждому из перечисленных Вами пунктов обвинения существуют правовые позиции Верховного Суда РФ, согласно которым такого рода доказательства должны признаваться недопустимыми, либо такие доказательства должны толковаться судом в пользу обвиняемого, как любое сомнение в виновности (статья 49 Конституции РФ). Последнее касается записи разговора о «двух девках» и показаний оперативников о не состоявшейся проверочной закупке.
Обвиняемый не может быть признан виновным в сбыте наркотиков только на основании показаний свидетеля, якобы их у него приобретшего. Это следует из Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 года, согласно которому по делу о наркотиках должно быть исследовано вещественное доказательство – само наркотическое средство: «Для определения вида средств и веществ (наркотическое, психотропное или их аналоги, сильнодействующее или ядовитое), их размеров, названий и свойств, происхождения, способа изготовления, производства или переработки, а также для установления принадлежности растений к культурам, содержащим наркотические вещества <...> суды должны располагать соответствующими заключениями экспертов или специалистов.»
Понятые не могут быть сотрудниками наркоконтроля, т.к. это прямо запрещено статьей 60 УПК: «работники органов исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности и (или) предварительного расследования». Даже если это были не должностные лица наркополиции, а технические работники или стажеры, то их также нельзя признать не заинтересованными в исходе уголовного дела. Так, в частности, в пособии «Практика применения Уголовно-процессуального кодекса РФ», изданном под редакцией заместителя Председателя Верховного Суда РФ В.П.Верина и подготовленного авторским коллективом судей ВС РФ (М., Юрайт-Издат», 2007) отмечается, что «основанием для признания недопустимыми доказательствами протоколов следственных действий служит привлечение в качестве понятых сотрудников милиции» (с. 190). Сотрудники наркоконтроля ничем от сотрудников милиции в этом случае не отличаются.
Конечно, доказать, что наркотики были подброшены, непросто. Но когда доказательств сбыта или приготовления к сбыту не имеется, хранение наркотических средств в особо крупном размере должно квалифицироваться по части второй статьи 228 УК, а не по статье 228-1.
Поделиться