1. Главная
  2. Консультации

Консультация №104

06.07.2007
Спрашивает Екатерина
Моего сына осудили по части 3 статьи 30 пункта Г части 3 статьи 228.1 на 6 лет, с применением 64 статьи. Сын был задержан в рамках проведения контрольной закупки человеком, в отношении которого было возбуждено уголовное дело, и который неоднократно участвовал в проведении контрольных закупок. У нас в деле находится решения суда, в котором он конкретно указан в виде закупщика. В настоящий момент в отношении его дело прекращено и он уехал за границу. Мы считаем, что это была провокация со стороны правоохранительных органов, так как сын никогда не занимался сбытом наркотических средств, сам не употребляет, в период следствия закончил университет с красным дипломом. Закупщик неоднократно обращался к нему с просьбой помочь приобрести таблетки (экстази). Когда мой сын нашел эти таблетки, они договорились встретиться на квартире знакомого моего сына, где там и произошла передача, сын получил меченые деньги, после этого был задержан. На суд закупщик не явился, хотя мы настаивали. Суд огласил его показания, полученные ранее, не получив нашего разрешения, мы считаем что это нарушение.
Скажите пожалуйста, есть ли у нас надежда, что мы сможем доказать в верховном суде, что это провокация, а не контрольная закупка. Является ли нарушением УПК, что закупщик не явился на суд, и огласили его показания без нашего согласия. Заранее благодарна, жду ответа.
Отвечает
Нарушение есть. Как установлено статьей 281 УПК РФ, при неявке свидетеля в судебное заседание суд вправе по ходатайству стороны или по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных ими показаний в случаях:
1) смерти свидетеля;
2) тяжелой болезни, препятствующей явке в суд;
3) отказа свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда;
4) стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд.
Судя по Вашему письму, таких препятствий явке свидетеля не было. Следовательно, показания были оглашены с нарушением норм закона. В таком случае имеются основания полагать, что несоблюдение процедуры судопроизводства повлияло на постановление законного, обоснованного приговора. На имеющееся нарушение статьи 281 УПК следует обратить внимание надзорной инстанции.
Фабула дела, как она изложена Вами, свидетельствует о недопустимой провокации. Это ключевое для обжалования в порядке надзора. При этом в основу жалобы следует положить Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 года № 14-П и решения Европейского суда по правам человека
Оба суда едины во мнении: недопустимо провоцировать человека, не собиравшегося сбывать наркотики, на совершение преступления.
В Постановлении Пленума по поводу проверочной закупки сказано так: “Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния”.
Еще жестче позиция Европейского Суда по правам человека, решения которого имеют прецедентный характер и обязательны для исполнения. По делу c (постановление от 15 декабря 2005 года) Европейский Суд признал проверочную закупку недопустимым основанием приговора, так как не было никаких доказательств, что преступление было бы совершено без привлечения агента-провокатора. Суд указал, что милиция спровоцировала преступление, которое Ваньян не планировал и не совершил бы, не будь активных действий агента. Таким образом, “вмешательство милиции и использование полученных в результате этого доказательств для возбуждения уголовного дела в отношении заявителя непоправимо подорвало справедливость суда”.
Аналогичное постановление Европейский суд вынес 26 октября 2006 года по делу “Худобин против России”.
Поделиться