ПРАВОВЫЕ КОНСУЛЬТАЦИИ ПО ДЕЛАМ,
СВЯЗАННЫМ С НАРКОТИКАМИ

               библиотека / Некоторые замечания по вопросам защиты по делам о наркопреступлениях. Часть 2




Главная

Консультации
(вопросы и ответы)

Переписка с завпунктом

Трибуна консультантов

Новости

Памятки

Законодательство

Комментарии к законодательству

Судебная практика

Библиотека

Дело Олега Москвина

newТестирование

> 1 час 34 минуты

Кондитерский мак

Наркоучет

Таких сотни тысяч.
Дело Андрея Абрамова.

Об аналогах и производных

Экспертиза

Открытое обращение в правительство

Памяти адвоката Маркелова

Конфиденциальность

Адресная книга

О нас

Кузьминых К.С.,
адвокат, член методической комиссии
Адвокатской палаты Санкт-Петербурга
кандидат юридических наук, доцент

Некоторые замечания по вопросам
защиты по делам о наркопреступлениях


Часть 2. Некоторые замечания об объекте преступлений, предусмотренных статьей 228 УК и о видении государственными судебно-экспертными учреждениями порядка определения размеров количеств наркотиков

    В практике защиты по уголовным делам нередко приходится сталкиваться с вопросом соразмерности санкции статьи 228 возможным последствиям хранения обвиняемым некоего количества наркотика. Будучи не особо сведущими в вопросах юриспруденции, обвиняемые или их родственники задают достаточно простой вопрос: почему закон допускает назначить до 10 лет лишения свободы за то/, что человек хранил для собственного употребления, к примеру, 3 грамма героина или 1,5 грамма амфетамина – в чем столь серьезная опасность такого противоправного деяния, что меньше 3 лет лишения свободы часть 2 статьи 228 УК, по которой квалифицируется хранение такого количества вещества, даже не предполагает, разве что в каких-то особо исключительных случаях (в смысле ст. 64 УК).

    С 1993 года работая с теми, кто по роду профессиональной деятельности или образованию, разбирается в сути проблемы, ни разу не слышал внятного объяснения такой суровости законодателя. Доводы в пользу подобных санкций или даже их дальнейшего ужесточения сводятся к тезису о том, что наркотики – это большое зло, за которое надо сурово наказывать. Практика эту ситуацию оценивает по-своему: суды отказывают в применении ст. 64 УК только в исключительных случаях (ранее судимым), а иные недобросовестные сотрудники правоохранительных органов используют довод о суровой санкции статьи 228 УК при вымогательстве денег с оказавшихся в их власти граждан – за содействие в благоприятном исходе дела или освобождении из-под стражи.

    С точки зрения уголовного права, на мой взгляд, проблема здесь лежит в области оценки объекта преступного посягательства, определенного названием главы 25 УК, в которую включены статьи 228 – 234 – «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности», т.е. на охрану чего собственно и направлена предусмотренная законодателем уголовная репрессия. И если применительно к ст. 228.1 УК (сбыт наркотиков, особенно, в серьезных количествах) опасность таких действий для здоровья населения вопросов не вызывает, то хранение наркотиков для личного употребления, с точки зрения возможных последствий такового для здоровья окружающих – вопрос, как минимум, дискуссионный, учитывая, что общественная нравственность охраняется еще одной нормой закона – ст. 6.9 КоАП – немедицинское употребление наркотиков.

    В статье 2 УК законодатель прямо указывает, что меры уголовно-правового характера устанавливаются Уголовным кодексом применительно к задачам, которые данный Кодекс решает, а часть 1 статьи 6 УК констатирует, что наказание должно соответствовать степени общественной опасности преступления.

    Если сравнить санкции статьи 228 УК (не путать со статьей 228.1 УК) с санкциями иных (ст.ст. 235 – 245 УК) составов преступлений против здоровья населения и общественной нравственности, не сложно видеть, что за нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности массовое заболевание или отравление людей (ч. 1 ст. 236 УК) законодатель установил штраф до 80 тысяч рублей или исправительные работы не более чем на 1 год. За незаконное врачевание, приведшее к смерти пациента, предполагается не более 5 лет лишения свободы (ч. 2 ст. 235 УК). За уничтожение особо ценных памятников истории и культуры можно получить не более 6 лет лишения свободы (ч. 2 ст. 243 УК) и т.д. Приближаются к статье 228 УК по суровости санкций такие преступления, как вовлечение в занятие проституцией несовершеннолетних (ч. 3 ст. 240 УК), использование несовершеннолетних для изготовления порнографических материалов (ст. 242.2 УК), оказание небезопасных услуг, приведшее к смерти двух или более лиц или сбыт небезопасной продукции с такими же последствиями (ч. 3 ст. 238 УК).

    Представляется, что именно ввиду явной несоразмерности санкций статьи 228 УК степени общественной опасности данных противоправных деяний и сохраняются годами дискуссии на тему, какие размеры количеств наркотиков правильно установить для надлежащего решения задачи Уголовного кодекса и о соблюдении принципа справедливости, закрепленного в ст. 6 УК. Дискуссии эти столь обоснованы, что вопрос этот нашел отражение уже в нескольких решениях высших судов Федерации, при подготовке которых высококвалифицированные юристы (судьи и сотрудники аппаратов высших судов) проблему, конечно же, предварительно изучали, т.е. вопрос неоднократно и внимательно прорабатывался. И в ответах на него, сформулированных высшими судами в соответствующих решениях, коротко говоря, сказано просто: вопросы общественной опасности незаконных действий с наркотиками в зависимости от их видов и количеств следует оставить на усмотрение специалистов в соответствующих областях знаний. Вряд ли таким бы образом высшие суды формулировали свои оценки общественной опасности убийств, грабежей и иных аналогичных преступлений.

    Состав преступлений ст. 228 УК, как известно, «формальный». Столько же формализованный подход применяется в практике квалификации действий обвиняемого по той или иной части статьи 228 УК – она зависит от размеров количеств изъятых по делу видов наркотиков, и связана с применением 1) Перечня, где по усмотрению законодателя Правительство определило виды запрещенных или ограниченных в обороте наркотических средств и психотропных веществ, 2) Таблицы размеров таковых – в разделе «Законодательство» на сайте www.hand-help.ru – эти документы в действующих редакциях всегда своевременно представляются - http://www.hand-help.ru/doc5.9.html.

    Понятно, что при формировании Перечня и Таблицы Правительство использует мнения специалистов, причем как правоприменителей, так и медицинских и иных специалистов. Адекватных, четких совокупных критериев или, к примеру, методики определения, какое вещество в каком количестве имеет тот или иной уровень опасности, конечно же, нет. В 2004 году в Российской Федерации на уровне Правительства такие критерии были введены путем привязки размеров количеств к средним разовым дозам потребления наркотиков, но вскоре, от такого подхода Правительство отказалось. Другой критерий, который здесь можно упомянуть – списки международных антинаркотических конвенций. Но надо понимать, что и эти списки создаются такими же специалистами, но только на международном уровне. Поэтому все здесь всегда было и останется субъективно-оценочным.

    Доводы о динамике толкования федеральным законодателем, Правительством и межведомственными экспертными группами порядка и критериев оценки степени опасности тех или иных количеств наркотиков при рассмотрении конкретных дел о преступлениях ст. 228 УК в районных судах обычно выглядят неуместными. Районный судья, с учетом предоставленных участникам судопроизводства процессуальных гарантий на обоснование своей позиции, конечно же, такие доводы выслушает в полном объеме, т.к. они все-таки к разрешаемым судом вопросам относимы. Но лично мне сложно представить приговор районного суда, в описательно-мотивировочной части которого суд перейдет к оценкам толкований федеральных нормативных правовых актов, и на основе этой своей оценки (в юриспруденции это называется судебное толкование) сформулирует выводы, определяющие очень существенный для приговора вопрос – о назначении наказания.

    Единственный допускаемый на сегодня в районных судах вариант использования мнения специалиста – это заключение судебной экспертизы и показания экспертов и специалистов. В практической плоскости вопрос в ходе судебного разбирательства сводится к тому, правильно ли на основе заключения экспертов, обязательного по делам о преступлениях ст. 228 УК, в обвинении определен характер размера количества «проходящего по уголовному делу» наркотика, от чего зачастую зависит и правильность квалификации действий обвиняемого.

    В рамках своей работы по одному из уголовных дел в июле этого года направил в адреса 22 судебно-экспертных учреждений систем МВД и Минюста России запрос «О проведении количественного анализа смесей, содержащих наркотические средства, психотропные вещества», чтобы объективно, с учетом мнения специалистов из разных субъектов Федерации, оценить правильность подходов к разрешению данного вопроса конкретным экспертом по конкретному уголовному делу. Текст запроса и фотокопии полученных на него ответов представлены в гиперссылках – запрос и ответы экспертных учреждений. Учитывая свой процессуальный статус адвоката – защитника обвиняемого по уголовному делу, от самостоятельной оценки поступивших ответов воздержался, направив их для оценки специалисту – кандидату химических наук, сотруднику Бюро независимой экспертизы «Версия» Д. Гладышеву, подготовившему письменное мнение, которое, со своей стороны, рекомендовал бы коллегам для использования в работе при защите по уголовным делам о наркотиках.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru ???????µ??N?.???µN?N??????°